Гк рф статья 1102 обязанность возвратить неосновательное обогащение

Оглавление [Показать]

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

1. В п. 1 комментируемой статьи дано понятие обязательства вследствие неосновательного обогащения (кондикционного обязательства), из которого вытекает, что для возникновения такого обязательства необходимо одновременное наличие трех условий: 1) наличие обогащения; 2) обогащение за счет другого лица; 3) отсутствие правового основания для такого обогащения.

Из текста ГК РФ следует, что отечественный законодатель использует термин «обогащение» в двух значениях. В п. 1 комментируемой статьи под неосновательным обогащением понимается само неосновательно приобретенное или сбереженное за счет другого лица имущество, подлежащее возврату. Очевидно, что здесь мы имеем дело лишь с одним из аспектов обогащения как сугубо экономической категории (это та дельта, которую составляет прирост в хозяйственной сфере приобретателя).

Но, кроме того, термин «обогащение» применяется законодателем в смысле юридического факта. В подп. 7 п. 1 ст. 8 ГК РФ неосновательное обогащение поименовано в качестве одного из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей.

Не подлежит сомнению, что правовое значение обогащение приобретает именно в роли юридического факта, названного в подп. 7 п. 1 ст. 8 ГК РФ и лежащего в основании возникновения соответствующего обязательства (п. 2 ст. 307 ГК).

Такое юридическое значение получает лишь обогащение, выражающееся в извлечении выгоды за чужой счет. Очевидно, что обогащение, полученное приобретателем без ущерба для имущественной сферы какого-либо другого лица, не может сыграть роль юридического факта и породить самостоятельные правовые последствия хотя бы потому, что в этом случае отсутствует один из необходимых субъектов такого правоотношения — потерпевший. Поэтому в п. 1 комментируемой статьи зафиксировано именно узкое понимание экономической категории «обогащение одного лица за счет другого».

2. В п. 1 комментируемой статьи выделены две формы обогащения за чужой счет — приобретение имущества и сбережение имущества за счет другого лица.

Исходя из содержания ст. 128 ГК РФ под приобретением имущества в смысле комментируемой статьи следует понимать получение лицом (1) вещей (включая деньги и ценные бумаги) либо (2) имущественных прав (прав требования, некоторых ограниченных вещных прав, например сервитута, а также исключительных прав).

В правовой литературе широко распространено мнение, согласно которому обогащение в форме приобретения имущества имеет место лишь в случаях, когда у приобретателя возникло то или иное имущественное право, а также мнение о том, что объектом обогащения не могут быть индивидуально-определенные вещи (т.е. обогащение в форме приобретения имущества может выражаться лишь в получении вещей, определенных родовыми признаками, денег и имущественных прав). Исходя из этого подхода приобретенными могут считаться только те вещи, на которые у лица возникло право собственности, а вещи, поступившие в фактическое владение лица без приобретения им права на них, не составляют его обогащения. Обосновывается это тем, что при выбытии индивидуально-определенной вещи без правового основания из владения собственника он сохраняет свой правовой титул и может требовать ее возврата посредством вещно-правового иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, т.е. виндикации (ст. 301 ГК), а кондикционный иск предназначен для истребования только вещей, определенных родовыми признаками (возврата которых невозможно добиться с помощью виндикации) .

———————————
См., например: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Велби; Проспект, 2004. Т. 3. С. 85, 93; Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. Т. II: Обязательственное право. С. 1145, 1146.

Однако закон не содержит норм, столь существенно ограничивающих круг объектов, которые могут быть предметом неосновательного обогащения в форме приобретения имущества.

Во-первых, вряд ли можно считать основанным на законе мнение о том, что термин «приобретение» не охватывает простого поступления имущества во владение, ведь нигде в законодательстве не указано, что под приобретением понимается лишь получение имущества в собственность, скорее из него следует противоположный вывод (вспомним хотя бы фигуру добросовестного приобретателя, упомянутого в ст. 302 ГК, который отнюдь не всегда становится собственником приобретенного имущества).

Во-вторых, как представляется, трудно отрицать экономическую ценность владения как такового: фактическое обладание вещью, дающее объективную возможность в любой момент осуществлять пользование ею, несомненно, является самостоятельной имущественной выгодой (которую следует отличать от выгод, получаемых уже в процессе пользования).

В-третьих, на практике нередко возникают ситуации, когда у лица из владения выбыла индивидуально-определенная вещь и при этом оно неосновательно утратило и право собственности на нее, например, когда во исполнение договора купли-продажи вещь была передана продавцом в собственность покупателя, а впоследствии договор был расторгнут ввиду непредоставления покупателем встречного удовлетворения. В подобных случаях лицо, неосновательно утратившее вещь, ее собственником уже не является и не может истребовать ее по правилам ст. 301 ГК РФ. Единственным способом защиты гражданских прав, позволяющим в такой ситуации вернуть имущество, является кондикционный иск. Такой подход получил отражение в п. 65 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление от 29 апреля 2010 г. N 10/22), где указано, что в случае расторжения договора продажи недвижимости продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю недвижимого имущества (которое всегда является индивидуально-определенной вещью) на основании ст. ст. 1102, 1104 ГК РФ; судебный акт о возврате недвижимого имущества продавцу является основанием для государственной регистрации прекращения права собственности покупателя и государственной регистрации права собственности продавца на этот объект недвижимости.

В-четвертых, положения гл. 60 ГК РФ не только не запрещают истребовать индивидуально-определенные вещи посредством кондикции, но, напротив, в ней содержатся нормы, которые по своему смыслу применимы только к истребованию таких вещей. В п. 2 ст. 1104 ГК РФ, посвященном возвращению неосновательного обогащения в натуре, указано: «Приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие, в том числе и за всякие случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения». Однако если бы предметом требования о неосновательном обогащении могли быть только родовые, а не индивидуально-определенные вещи, это означало бы, что по данному иску возврату в натуре всегда подлежит не то же самое имущество, которое было получено приобретателем, а другое имущество, наделенное аналогичными признаками. К примеру, если судом удовлетворен иск о возврате неосновательно приобретенного зерна, то приобретатель должен вернуть потерпевшему не то же самое зерно, которое от него получил, а соответствующее количество зерна того же качества и объема. В таком случае было бы непонятно, почему в п. 2 ст. 1104 ГК РФ говорится о «недостаче» и «ухудшениях» неосновательно приобретенного имущества, если потерпевшему возвращается вообще не то имущество, которое было им утрачено, а другое.

Таким образом, с точки зрения действующего законодательства правильной представляется позиция, согласно которой по смыслу норм гл. 60 ГК РФ обогащение в форме приобретения имущества возможно посредством получения как индивидуально-определенной вещи, так и вещей, определенных родовыми признаками, и может выражаться как в виде поступления их в собственность приобретателя, так и в виде фактического завладения ими без возникновения на них какого-либо права .

———————————
Маковский А.Л. Обязательства вследствие неосновательного обогащения (гл. 60) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. С. 597, 598.

Другое дело, что для устранения неосновательного обогащения, выражающегося в фактическом завладении вещью без приобретения на нее права, кондикционный иск может применяться только субсидиарно, лишь в случае отсутствия оснований для предъявления виндикационного иска, например, когда потерпевший не является собственником или иным титульным владельцем вещи (подробнее об этом см. в комментарии к ст. 1103 ГК).

Сбережение имущества состоит в том, что лицо получило некую имущественную выгоду, но не понесло расходы, которые ему в обычных условиях пришлось бы понести для ее получения. Такая выгода может выражаться в: 1) улучшении принадлежащего лицу имущества, влекущем увеличение стоимости этого имущества; 2) полном или частичном освобождении от имущественной обязанности перед другим лицом; 3) пользовании чужим имуществом, выполнении работ или оказании услуг другим лицом.

Иск о взыскании неосновательно сбереженного всегда имеет своим предметом денежную сумму.

Говоря о такой форме обогащения, как сбережение имущества, нельзя не задаться следующим вопросом: всегда ли факт несения затрат на имущество другого лица, выполнения для него работ или оказания ему услуг без предоставления соответствующего эквивалента этим лицом свидетельствует о получении последним имущественной выгоды? Сомнений в том, что данное лицо в подобной ситуации обогащается, сберегая денежные средства на оплату соответствующих расходов, работ или услуг, не возникает в случае, если они были осуществлены по его просьбе. В тех же случаях, когда такая просьба отсутствовала, спор об их оплате или возмещении должен разрешаться судом исходя из оценки конкретных обстоятельств дела с учетом не только объективной стоимости услуг или работ либо величины понесенных затрат, но и того, насколько выгодными, хозяйственно необходимыми они были для их адресата.

3. Приобрести юридическое значение может не всякое обогащение за чужой счет, а лишь неосновательное обогащение одного лица за счет другого. Отсутствие установленного законом, иными правовыми актами или сделкой основания для обогащения за чужой счет является важнейшим условием возникновения кондикционного обязательства.

В последнее время получил большое распространение подход, согласно которому под правовыми основаниями обогащения должны пониматься соответствующие юридические факты, т.е. договоры, иные сделки, административные акты и другие основания возникновения гражданских прав и обязанностей . Такое положение, по-видимому, вызвано причинами чисто терминологического характера. Ведь и в ст. 8, и в п. 1 комментируемой статьи используется один и тот же термин — «основание». Это, естественно, наводит на мысль о том, что под основанием обогащения, о котором идет речь в настоящей статье, подразумевается соответствующий правопорождающий юридический факт.

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006 (издание пятое, исправленное и дополненное с использованием судебно-арбитражной практики).

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред. О.Н. Садиков. 2-е изд., испр. и доп. М.: КОНТРАКТ; ИНФРА-М-НОРМА, 1998. С. 709.

Однако такое понимание правового основания обогащения не соответствует прежде всего буквальному смыслу нормы п. 1 комментируемой статьи, из которой следует, что надлежащее основание приобретения (сбережения) имущества должно быть установлено законом, иными правовыми актами или сделкой. Если понимать под этим основанием юридический факт (каковым и является, в частности, сделка), то получается, что сделка как основание обогащения должна устанавливаться самой собой. Более того, в ряде случаев применение концепции «юридического факта» на практике привело бы к невозможности выполнения институтом кондикционных обязательств своей охранительной функции и, как следствие, к несправедливому разрешению гражданских споров.

Так, в примере, приведенном в п. 1 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49, далее — информационное письмо от 11 января 2000 г. N 49), клиент обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с экспедитора на основании ст. 1102 ГК РФ сумм, перечисленных ему ранее по договору транспортной экспедиции. Из материалов дела следовало, что договор расторгнут по требованию клиента. Одностороннее расторжение договора в соответствии с его условиями допускалось. До расторжения договора клиент перечислил экспедитору денежные средства в счет оплаты будущих услуг, однако эти услуги не были оказаны.

Ответчик не оспаривал факт получения оплаты, но возражал против предъявленного к нему требования, ссылаясь на п. 4 ст. 453 ГК РФ, в соответствии с которым стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Ответчик также полагал, что на основании абз. 2 ст. 806 ГК РФ при одностороннем отказе от исполнения договора транспортной экспедиции сторона, заявившая об отказе, имеет право требовать только возмещения убытков, вызванных расторжением договора. Арбитражный суд указал, что положения п. 4 ст. 453 и абз. 2 ст. 806 ГК РФ не исключают возможности истребовать в качестве неосновательного обогащения полученные до расторжения договора денежные средства, если встречное удовлетворение получившей их стороной не было предоставлено и обязанность его предоставить отпала. При ином подходе на стороне ответчика имела бы место необоснованная выгода. Основания для удержания перечисленных клиентом денежных средств отпали при расторжении договора, поскольку в связи с этим прекратилась обязанность экспедитора по оказанию услуг. Суд удовлетворил заявленное требование на основании комментируемой статьи, указав, что в данном случае получатель средств, уклоняясь от их возврата клиенту несмотря на отпадение основания для удержания, должен рассматриваться как лицо, неосновательно удерживающее средства.

Аналогичная правовая позиция была сформулирована в п. 13 Обзора практики разрешения споров, связанных с договором мены (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 24 сентября 2002 г. N 69): сторона, передавшая товар по договору мены, не лишена права истребовать ранее исполненное после расторжения договора, если другое лицо вследствие этого неосновательно обогатилось; положения п. 4 ст. 453 ГК РФ не исключают такой возможности. В п. 65 Постановления от 29 апреля 2010 г. N 10/22, как уже упоминалось, также указано, что в случае расторжения договора продажи недвижимости продавец, не получивший оплаты по нему, вправе требовать возврата переданного покупателю имущества на основании ст. ст. 1102, 1104 ГК РФ.

Такой подход, несомненно, заслуживает поддержки, поскольку, отказав в иске в данной ситуации, суд поступил бы явно несправедливо. Но если следовать позиции, согласно которой неосновательное обогащение возникает только при отсутствии подкрепляющего его юридического факта, то пришлось бы признать, что признак неосновательности в данном случае отсутствует. Ведь договор был в надлежащей форме и с соблюдением закона заключен сторонами. Его расторжение никак не влияет на действительность этой сделки. Получается, что исходя из понимания правового основания как юридического факта обогащение экспедитора, получившего деньги, но вследствие расторжения договора не оказавшего клиенту оплаченных услуг, являлось бы правомерным.

Однако эта проблема отпадает, если понимать под правовым основанием не юридический факт, а экономическую цель (каузу) имущественного предоставления, в результате которого возникло обогащение. В данном случае воля клиента, оплатившего экспедиторские услуги по договору, была направлена на получение от экспедитора встречного предоставления в виде оказания соответствующих услуг. После расторжения договора транспортной экспедиции достижение этой цели стало невозможным, так как обязанность экспедитора оказать услуги прекратилась. Поскольку цель имущественного предоставления недостижима, постольку имеет место недостаток правового основания для удерживания ответчиком полученной оплаты, и возникшее у него в результате этого обогащение подлежит возврату .

———————————
Что касается п. 4 ст. 453 ГК РФ, то нельзя забывать о том, что содержащееся в нем положение применяется, если иное не установлено законом или соглашением сторон. В ситуации получения имущества стороной возмездного договора без предоставления взамен встречного удовлетворения подлежат применению нормы гл. 60 ГК РФ о неосновательном обогащении, что исключает действие нормы п. 4 ст. 453 ГК РФ (т.е. в данном случае иное установлено законом, а именно п. 1 комментируемой статьи).

Но, конечно, не любая экономическая цель лица приобретает характер такого правового основания. Необходимо, чтобы она была легитимирована, т.е. надлежащим образом зафиксирована с юридической точки зрения. В тех случаях, когда воля лица к совершению имущественного предоставления хотя и имеется, но надлежащим образом не легитимирована соответствующим законным юридическим фактом (например, если сделка оказывается недействительной или несостоявшейся) либо эта воля прямо направлена на нарушение закона, право исходя из соображений общего блага (публичных интересов) не придает юридического значения целям, которыми руководствовалось лицо, совершая предоставление. В подобных ситуациях переход имущества также признается неправомерным, несмотря на то что он санкционирован волей соответствующего лица, преследующего определенную экономическую цель. Таким образом, юридический факт — это лишь способ фиксации правового основания (экономической цели), которое имеется в виду в комментируемой статье.

Цель имущественного предоставления может, кроме того, определяться публичными интересами, а не волей лица, за счет которого оно происходит, и вытекать из специального указания закона (как прямо следует из текста п. 1 комментируемой статьи). Так, устанавливая алиментное обязательство, закон преследует общественно значимую цель содержания нетрудоспособных лиц. Предусматривая конфискацию имущества в качестве санкции за совершение преступления, законодатель руководствуется карательными и превентивными целями.

Следовательно, под правовым основанием обогащения должна пониматься экономическая цель имущественного предоставления, легитимированная соответствующим юридическим фактом или вытекающая непосредственно из закона. Одновременное наличие этих двух элементов — соответствия обогащения экономической цели предоставления и юридического факта (норма закона), легитимирующих эту цель, — является необходимым для того, чтобы обогащение одного лица за счет другого считалось основательным и правомерным.

4. Комментируемая статья, в отличие от ранее действовавшего законодательства, не содержит упоминания о том, что неосновательное обогащение имеет место и тогда, когда основание, по которому приобретено имущество, изначально имелось, но отпало впоследствии. В связи с этим встречаются утверждения, что формально по смыслу комментируемой статьи последующее отпадение правового основания обогащения не порождает кондикционного обязательства. Такое мнение представляется неверным, ведь, как писал еще М.А. Гурвич, понятие «отсутствие основания» охватывает и случаи отпадения основания впоследствии . Правовая позиция, согласно которой кондикционное обязательство возникает не только при изначальном отсутствии, но и при последующем отпадении правового основания обогащения, получила закрепление и в п. 1 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49.

———————————
Гурвич М. Институт неосновательного обогащения в его основных чертах по Гражданскому кодексу РСФСР // Советское право. 1925. N 2 (14). С. 99.

5. Обогащение за чужой счет может быть непосредственным и посредственным (опосредованным).

Непосредственное обогащение имеет место при прямом перемещении блага из состава имущества одного лица в состав имущества другого. Например, одно лицо передало другому вещь или перечислило денежную сумму, не получив взамен никакого встречного предоставления.

Посредственное (опосредованное) обогащение происходит при переходе блага из состава имущества одного лица в состав имущества другого через посредство третьего лица. Часто посредственное (опосредованное) обогащение возникает, когда кто-то получает выгоду от сделки, совершенной двумя другими лицами. Например, организация автосервиса отремонтировала автомобиль по заказу лица, которому автомобиль был предоставлен в безвозмездное пользование, однако плату за произведенные работы от этого лица не получила. Стоимость автомобиля увеличилась, а потому его собственник обогатился за счет организации, осуществившей ремонт, но через посредство действий третьего лица. Или арендатор помещения сдал его кому-либо в субаренду, и тот произвел в нем неотделимые улучшения, а впоследствии оказалось, что договор субаренды является недействительным или незаключенным. У собственника помещения возникает выгода в форме сбережения тех расходов, которые на улучшение его вещи понес несостоявшийся субарендатор.

В качестве еще одного примера можно привести следующее дело из судебной практики. Обществом с ограниченной ответственностью был предъявлен иск к муниципальному образованию о взыскании неосновательного обогащения, полученного в результате выполненных обществом работ по реконструкции нежилых складских помещений в торговый мини-центр. Как следовало из обстоятельств дела, спорные складские помещения, являющиеся муниципальной собственностью, были сданы в аренду обществу под использование в качестве торгового мини-центра, однако в качестве арендодателя выступило неуправомоченное лицо. По договору аренды на общество возлагалась обязанность осуществить ремонт помещений и их реконструкцию из складских в торговые. Реконструкция помещений была фактически произведена обществом (для чего им был заключен с третьим лицом договор строительного подряда, работы по которому общество приняло и оплатило), но впоследствии вышеназванный договор аренды решением арбитражного суда был признан недействительным как заключенный со стороны арендодателя лицом, не являющимся собственником имущества и не уполномоченным собственником на сдачу этого имущества в аренду, и общество было выселено из спорных помещений. Суд кассационной инстанции оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции о взыскании с муниципального образования стоимости улучшения имущества, произошедшего в результате его реконструкции, произведенной обществом .

———————————
Постановление ФАС Северо-Западного округа от 7 октября 2005 г. N А21-6084/03-С1.

Таким образом, российской судебной практике известны примеры удовлетворения исков о взыскании с собственника имущества, претерпевшего улучшение в подобных обстоятельствах, полученного вследствие этого неосновательного обогащения, притом что истцом соответствующие расходы понесены в рамках отношений не с собственником, а с третьим лицом.

Разумеется, не во всех случаях допустимо взыскание стоимости подобных улучшений с собственника имущества. Ведь в каких-то ситуациях такое обогащение собственника может быть основательным. Например, собственник сдал принадлежащее ему имущество в аренду другому лицу, договором аренды была предусмотрена обязанность арендатора за свой счет произвести ремонт этого имущества и по истечении срока аренды вернуть его отремонтированным (без возмещения стоимости ремонта со стороны арендодателя). Арендатор с этой целью заключил договор подряда с третьим лицом, которое произвело соответствующие работы, а впоследствии арендатор обанкротился, ввиду чего подрядчик не смог получить от него оплату выполненных работ, тогда как собственнику-арендодателю имущество было возвращено улучшенным. С экономической точки зрения налицо обогащение собственника, получившего выгоду за счет подрядчика. Однако для получения этой выгоды у собственника есть правовое основание, оно зиждется на заключенном им договоре аренды, по условиям которого имущество должно было быть возвращено отремонтированным. В такой ситуации требование подрядчика может быть адресовано только к арендатору как к заказчику по договору подряда, на подрядчике же лежит и риск неплатежеспособности своего контрагента.

6. Обогащение за чужой счет может быть прямым и косвенным .

———————————
Гримм Д.Д. Очерки по учению об обогащении. Выпуск первый. Дерпт, 1891. С. 11.

Прямое обогащение состоит в самом факте присоединения нового блага к составу данного имущества, например в безвозмездном приобретении какой-либо вещи или имущественного права, освобождении от обязательства. О прямом обогащении речь идет в ст. 1104 и п. 1 ст. 1105 ГК РФ.

Косвенное обогащение заключается в получении лицом экономических выгод от данного блага путем пользования им, извлечения из него доходов или возмездного отчуждения его, поскольку это благо допускает и то и другое. Косвенное обогащение предполагает наличие прямого, так как возможность извлекать из блага все те выгоды, которые оно способно доставить, может возникнуть лишь в силу обладания этим благом. Косвенному обогащению посвящены п. 2 ст. 1105 и ст. 1107 ГК РФ.

Сумма прямого и косвенного обогащения, за вычетом расходов приобретателя, которые он понес в связи с фактом приобретения или сбережения имущества за чужой счет (о них идет речь в ст. 1108 ГК), составляет так называемое наличное обогащение .

———————————
Там же. С. 22.

7. В п. 2 комментируемой статьи закреплено традиционное для отечественной цивилистики деление видов обогащения за чужой счет в зависимости от того, какими обстоятельствами оно вызвано. Как видно из данной нормы, в основании рассматриваемой квалификации лежит связь обогащения с поведением лиц, между которыми происходит перемещение имущественного блага.

По связи с поведением сторон можно выделить следующие виды обогащения:

— обогащение в результате действия потерпевшего, когда кто-либо ошибочно уплатил денежную сумму, передал другому лицу вещь, выполнил работу, оказал услугу или освободил кого-либо от имущественной обязанности и не получил взамен встречного предоставления;

— обогащение в результате действия приобретателя, например вследствие кражи, пользования чужим имуществом и т.д.;

— обогащение, возникшее независимо от действий потерпевшего и приобретателя, которое, в свою очередь, может стать либо результатом действий третьих лиц (как в случае неправильной выдачи груза перевозчиком не грузополучателю, а другому лицу), либо следствием события (например, течение оторвало лодку от привязи и вынесло ее на чужой земельный участок).

В силу п. 2 комментируемой статьи во всех этих случаях, независимо от того, чем было вызвано неосновательное обогащение, применяются правила, предусмотренные гл. 60 ГК РФ.

В гражданском праве существует такое понятие, как неосновательное обогащение. ГК РФ (ст. 1102) определяет последствия неправомерного получения дохода. Рассмотрим их подробно.

Достаточно часто на практике бывают ситуации, когда граждан просят повторно заплатить за предоставленную услугу, произведенную работу, перечислить дополнительные средства вне или сверх договора. По неведению и вследствие отсутствия необходимого опыта лицо выполняет просьбу. Только спустя некоторое время гражданин понимает, что его ввели в заблуждение. Как правило, в таких ситуациях оказываются законопослушные люди, привыкшие следовать нормам и выполнять свои обязательства добросовестно. Между тем действия второй стороны расцениваются как неосновательное обогащение. ГК РФ (ст. 1102) позволяет восстановить нарушенные права и интересы лиц, понесших убытки вследствие ненадлежащего поведения контрагентов.

Что такое неосновательное обогащение? ГК РФ (ст. 1102) называет так незаконное завладение или сбережение имущества, принадлежащего другим лицам. Другими словами, субъект, не имея юридических прав, получает чужие материальные ценности. При этом значения не имеет, благодаря действиям какой стороны отношений произошло неосновательное обогащение. ГК РФ (ст. 1102) не учитывает и наличие вины субъекта, получившего имущество неправомерно.

Рассматривая ст. 1102 ГК РФ с комментариями юристов, можно отметить, что специалисты разделяют способы совершения нарушения предписаний. Если говорить о деньгах, то первым является сбережение. Оно означает, что у неосновательно обогатившегося субъекта не произошло уменьшение средств, которое должно было произойти, если бы неудачное стечение обстоятельств. Второй способ – получение (приобретение). Он предполагает, что имущество поступило во владение лица без юридических оснований. Если в первом случае не происходит уменьшения объема материальных ценностей, то во втором он увеличивается.

Незаконное обогащение может произойти в рамках договора подряда. К примеру, заказчик производит предварительное перечисление средств за работу. Подрядчик же, в свою очередь, выполняет меньший объем, чем было оговорено. В другой ситуации заказчик оплачивает больший объем, чем было выполнено. Обогащение часто происходит в виде переплаты штрафа. Такие ситуации возникают по самым разным сделкам, условиями которых предусматриваются санкции за нарушения или неисполнение пунктов договора. На практике встречаются случаи неосновательного обогащения при получении оплаты за эксплуатацию земли. Она может производиться в виде налогового отчисления или арендных платежей. Например, собственник сдал в пользование участок. При заключении соглашения была установлена определенная сумма оплаты. Собственник заплатил налог на землю и требует с арендатора дополнительные средства, не оговоренные договором. Пользователь отдает сумму сверх соглашения. В результате объем средств у собственника не изменился. Некоторые сложности возникают при решении вопроса об отнесении к неосновательному обогащению переход прав на сооружение при неоформленном праве на участок. В судебной практике сложился определенный подход к таким ситуациям. Инстанции склоняются к тому, что даже если права на землю не оформлены, основания для эксплуатации участка под сооружением есть. Соответственно, действия лиц не имеют характера неосновательного обогащения.

В рамках исполнительных производств кредиторы нередко получают больше имущества, чем это предусматривается по ИЛ.

В нем установлено предписание, в соответствии с которым субъект, получивший материальные ценности неправомерно, должен передать их обратно законному владельцу. Обязанность возвратить неосновательное обогащение вменяется во всех случаях противоправного сбережения или приобретения имущества, кроме ситуаций, предусмотренных 1109 статьей Кодекса. Как выше было указано, закон не принимает во внимание условия, в которых субъект получил материальные ценности. Взыскание неосновательного обогащения производится и в случае, когда оно произошло помимо воли лиц.

Обязательства, которые возникают вследствие неосновательного обогащения, называются кондикционными. Они обладают некоторыми схожими чертами с виндикацией. Однако необходимо понимать разницу между этими институтами. Так, потерпевший, предъявляющий иск о неосновательном обогащении, может истребовать у нарушителя его прав любую однородную аналогичную вещь. При виндикации законный владелец может получить обратно только тот предмет, который был утрачен. При этом потеря вещи должна произойти против воли собственника. При неосновательном обогащении не имеет значения, каким способом объект выбыл из владения. Кроме этого, при виндикации основанием для истребования является незаконное приобретение вещи.

При кондикции к нему добавляется еще и неправомерное сбережение. При возникновении неопределенности при индивидуализации предмета суд применяет правила о неосновательном обогащении.

Требования о возврате незаконного обогащения могут предъявляться в рамках обязательств, возникших за рамками соглашения. Другими словами, они обладают внедоговорным характером. Взыскание задолженности производится исключительно в пределах соглашения. В этом состоит принципиальная разница между институтами.

Законодательство определяет их как расходы, которые возникли в связи с нарушениями, допущенными контрагентом, и направлены на восстановление прав. Убытками также считаются потеря и повреждение имущества. Эти затраты называют реальным ущербом. Между тем, существует и так называемая упущенная выгода. Она представляет собой доходы, которые субъект не получил, так как контрагент допустил нарушение. Если говорить о неосновательном обогащении, то оно предполагает, наоборот, получение (сбережение) имущества за счет другого лица.

Законодательство определяет случаи, в которых имущество не может возвращаться при неосновательном обогащении. К ним относят:

  1. Досрочное погашение задолженности.
  2. Исполнение обязательства после окончания давностного срока.
  3. Суммы заработка, пенсий, стипендий, иных социальных выплат, начисленные вследствие счетной ошибки.
  4. Компенсацию вреда здоровью
  5. Алименты.

При этом законодательство устанавливает обязательное условие. Во всех ситуациях должна отсутствовать недобросовестность со стороны приобретателя. Другие суммы, за исключением приведенных выше, считаются неосновательным обогащением.

Потерпевший может обратиться с требованием о возврате утраченного имущества сразу в суд. Кроме этого, закон предусматривает и претензионный порядок. Он не является обязательным. Материальные ценности могут быть возвращены в натуральном виде. Недобросовестный приобретатель отвечает за любые ухудшения состояния вещи, даже если оно произошло случайно. Обязанность вернуть полученное возникает тогда, когда потерпевшему стало или могло стать известно о неосновательном обогащении. Если у приобретателя нет возможности предоставить материальные ценности в том виде, в котором они были получены, он компенсирует их стоимость.

В гражданском праве используется понятие «кондикционное обязательство». Оно возникает вследствие неосновательного обогащения. 1102 статья ГК РФ раскрывает суть этого обязательства. Рассмотрим ее подробнее. гк рф статья 1102 обязанность возвратить неосновательное обогащение

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

гк рф статья 1102 обязанность возвратить неосновательное обогащение

Кондикционное обязательство – обязанность возвратить неосновательное обогащение. 1102 статья определяет следующие условия его возникновения:

  1. Наличие сбереженного/приобретенного имущества.
  2. Принадлежность ценностей другому лицу.
  3. Отсутствие нормативного основания для сбережения/приобретения этого имущества.

Об установленном в статье 1102 Гражданского кодекса РФ неосновательном обогащении говорится также в ст. 8. В подпункте 7 1-го пункта нормы оно признается одним из оснований для возникновения обязанностей и прав. Несомненно, правовое значение оно приобретает, выступая в качестве юридического факта, указанного в 8 статье и формирующего основание для возникновения обязательства по ст. 307 (п.2).

Незаконным становится обогащение только в том случае, когда оно предполагает извлечение выгоды за счет другого лица. Если имущественному положению какого-либо субъекта не был причинен ущерб, то каких-либо негативных правовых последствий обогащение не порождает. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием одного из обязательных субъектов – потерпевшего. В этой связи в 1 пункте ст. 1102 ГК РФ незаконное обогащение рассматривается в узком смысле.

гк рф статья 1102 обязанность возвратить неосновательное обогащениеНезаконное обогащение по ст. 1102 ГК РФ может выражаться в приобретении или сбережении чужого имущества. Для лучшего понимания содержания нормы обратимся к другим статьям Кодекса.

В ст. 128 приобретением называется получение определенных вещей (в том числе ценных бумаг, денег) или имущественных прав (исключительного права, сервитут, право требования и пр.).

Под сбережением понимают извлечение какой-то выгоды без затрат, которые обычно субъект должен понести для ее извлечения. Выгода выражается в одной из следующих форм:

  • Увеличение имущества, принадлежащего лицу, влекущее повышение стоимости ценностей.
  • Частичное/полное освобождение от обязательства перед кем-либо.
  • Использование чужого имущества, производство работ, предоставление услуг другим субъектом.

В юридической литературе высказывается мнение, что незаконное приобретение объектов права имеет место только тогда, когда у получателя возникло соответствующее право. Более того, некоторые авторы высказывают точку зрения, согласно которой предметом такого получения не может выступать индивидуально определенная вещь. Другими словами, приобретение как форма незаконного обогащения по ст. 1102 ГК РФ может выражаться исключительно в получении объектов, объединенных родовыми признаками, а также имущественных прав и денег. гк рф статья 1102 обязанность возвратить неосновательное обогащение

Если принять указанную точку зрения, то приобретенными предметами могут выступать только такие вещи, на которые лицо получило право собственности. Соответственно, объекты, только фактически поступившие в обладание, не составляют незаконного обогащения. Ст. 1102 ГК РФ, однако, не содержит каких-либо ограничений для объектов, которые могут являться предметом кондикционного обязательства. Отсутствуют какие-либо специальные правила и в других нормах Кодекса.

Ошибочность приведенного выше подхода объясняется следующим:

  • Мнение о том, что понятие «приобретение» не охватывает случаи обычного получения имущества во владение, вряд ли можно считать соответствующим закону. Дело в том, что ни в одной законодательной норме не содержится каких-либо оговорок на этот счет.
  • Владение само по себе обладает определенной экономической ценностью: оно дает лицу возможность использовать вещь в любой момент. Это, несомненно, можно рассматривать как самостоятельную экономическую выгоду.
  • Нормы 60 главы ГК не только не запрещают требовать индивидуально-определенные объекты с помощью кондикции, а, наоборот, содержат правила, применимые исключительно к истребованию такого имущества.

На практике достаточно часто какой-либо объект выбывает из владения субъекта, который при этом неосновательно теряет и право собственности на вещь.

К примеру, объект может передаваться продавцом покупателю в собственность по условиям соглашения купли-продажи. Однако спустя время стороны расторгли договор вследствие непредоставления приобретателем встречного удовлетворения. Соответственно, первоначальный продавец уже не выступает в роли собственника и не может требовать возврата предмета сделки по правилам ст. 301.

В судебной практике по ст. 1102 ГК РФ такие споры разрешаются с учетом положений Постановления № 10/22 Пленумов ВС и ВАС от 2010 г. В указанном документе речь идет, в частности, о недвижимости. В Постановлении поясняется, что при расторжении договора о продаже недвижимого объекта, лицо (продавец), которое не получило оговоренной оплаты, вправе потребовать возврата имущества, предоставленного покупателю, в соответствии с положениями 1104 и 1102 статей ГК РФ. Судебные решения по таким спорам выступают основанием для госрегистрации прекращения прав собственности приобретателя и регистрации права продавца.

При анализе положений 1102 статьи возникает вопрос: во всех ли случаях факт возникновения расходов на имущество другого субъекта, исполнение для него работы или предоставление ему услуги без встречного предоставления указывает на получение этим лицом имущественной выгоды?

Несомненно, что в такой ситуации одна сторона правоотношений обогащается, сохраняя (сберегая) средства, которые она могла бы потратить на оплату соответствующего объекта, услуги, работы, если они были произведены по его просьбе, в соответствии с его волеизъявлением. Если просьба отсутствовала, спор о компенсации затрат решается на основании оценки конкретных обстоятельств. При этом во внимание принимается не только объективная стоимость работ/услуг или размер затрат, но и выгодность, хозяйственная необходимость их для адресата.

Необходимо отметить, что юридическое значение приобретает не любое обогащение за чей-то счет, а только неосновательно произведенное лицом за счет другого субъекта. Соответственно, отсутствие в законодательстве основания для получения выгоды выступает ключевым условием возникновения соответствующего обязательства.

В настоящее время довольно распространен подход, согласно которому правовыми основаниями следует считать юридические факты: договоры, административные акты, различные сделки и пр. Такое мнение, вероятно, связано исключительно с особенностями понимания терминов, используемых в нормах. И в 8, и в 1102 статье применяется одно понятие – «основание». Соответственно, это приводит к мысли о том, что под ним подразумевается правопорождающий факт.

Между тем такое понимание понятия не соответствует в первую очередь буквальному толкованию первого пункта 1102 статьи. В соответствии с ним, надлежащее основание должно устанавливаться законодательным или другим актом либо сделкой.

Если расценивать такое основание, как юридический факт (в качестве которого, в частности, выступает сделка), получается, что сделка должна возникать сама по себе. Стоит также отметить, что в некоторых случаях применение такого подхода привело бы к невозможности реализации охранительной функции, вытекающей из содержания кондикционной обязанности.

В ней закрепляется традиционное для отечественной правовой системы разделение форм обогащения на виды в зависимости от обстоятельств, его породивших. В основе классификации лежит связь приобретения/сбережения с действиями субъектов, между которыми перемещается имущественное благо. Соответственно, можно выделить обогащение, возникшее:

  • Из-за действий потерпевшего. К примеру, субъект по ошибке оплатил сумму, передал другому какой-то предмет, освободил от обязательства и пр., не получив взамен ничего.
  • Из-за действий приобретателя. Такое обогащение возникает, к примеру, при краже, пользования чужой вещью и пр.
  • Независимо от поведения потерпевшего и приобретателя. Это обогащение, в свою очередь, может быть вызвано действиями третьих лиц (к примеру, перевозчик неправильно выдал груз, и его получил не адресат, а сторонний субъект.), каким-то событием (допустим, лодку унесло течением и выкинуло на чужой участок, владелец которого ее присвоил).

В п. 2 1102 статьи ГК устанавливается, что вне зависимости от обстоятельств, вызвавших незаконное обогащение, к спорным случаям применяются положения 60-й главы Кодекса.

В настоящее время неосновательное обогащение — это одна из наиболее актуальных проблем, с которой постоянно сталкиваются россияне. В суд обращаются как гражданские лица, так и различные организации. С каждым годом число подобных случаев увеличивается, страдают же от этого в основном простые граждане.

Российский гражданский кодекс называет неосновательным обогащением приобретенные за счет кого-либо, с помощью неправомерных с точки зрения юриспруденции сделок, имущественные ценности. Изначально такая сделка соответствует требованиям закона, однако действия ее участников преследуют иные цели, но без преступных намерений. Ответственность по данному типу соглашения имеет обязательное условие — ответчик обязан вернуть все в полном размере. В противном случае, на него будет подан иск.

Сторона, обратившаяся в суд по разрешению такого спора, именуется потерпевшей, ответчик — приобретателем. Исковые заявления о неосновательности обогащения от юридических лиц рассматривают арбитражные суды, гражданские могут решить свой вопрос в районном. Как показывает судебная практика, юрист в таких делах является незаменимым звеном.

Данный вид правонарушений попадает под действие 1102 ГК РФ. Согласно ее положениям, каждая из участвующих в соглашении сторон имеет полное право на возмещение полученных по ее мнению убытков, причиной которых стало невыполнение контрагентом взятых на себя обязательств, несмотря на то, что последний при этом получил выгоду. Именно извлечение корысти в ГК РФ фигурирует как необоснованное обогащение — приобретенное или сбереженное имущество за счет оппонента. Безусловно, подобный барыш подлежит возврату, однако существует и неосновательное обогащение, которое не возвращается, и рассматривают такие случаи иные пункты ГК РФ.

Правила, оговоренные в 1102 действующего ГК РФ, используются независимо от того, получил ли выгодоприобретатель неосновательное обогащение по причине своего поведения, поведения пострадавшего, поведения третьих лиц, либо это случилось помимо воли участников договора.

В соответствии с 1102 ГК РФ, исполнять положенные обязательства, в результате рассматриваемых обстоятельств, должна сторона-ответчик, поскольку действия договора не прекращены. Это означает, что сначала следует возместить ущерб, возникший из-за неосновательного обогащения, а уже затем работать далее в соответствии с общей договоренностью. ГК РФ гласит, что место каким бы то ни было обязательствам быть не должно при незаключенном договоре. Стоит отметить, что и после этого расторгать соглашение не следует. Требования, являющиеся следствием положений сделки, остаются в силе по-прежнему.

Для того, чтобы судебные органы признали наличие неосновательности обогащения, необходимо одновременное присутствие трех аспектов:

  • Существование реального факта обогащения, в соответствии со ст. 8 ГК РФ, т. е. когда приобретатель получает прибыль и преумножает свое имущество, однако расходов, возникающих при обычном характере деятельности при этом у него нет;
  • Обогатилось лицо не на основании заключенного контракта или требований законодательства, т. е. сделка была осуществлена без правомерной юридической основы;
  • Приобретенные ценности — не результат гражданской или юридической хозяйственной деятельности.

Как правило, неосновательное обогащение происходит, когда возникают следующие ситуации:

  • Оплата денежной суммы в адрес приобретателя, передача какой-либо вещи, выполнение ряда работ, предоставление услуги, освобождение от обязательств, связанных с имуществом, произошли по ошибке;
  • Действия, совершенные приобретателем, антизаконны и направлены на получение имущественных ценностей;
  • Произошло стихийное бедствие;
  • Случившееся произошло по вине третьего лица.

Нередко в спорах по неосновательному обогащению стороны неправильно трактуют понятие «имущество». ГК РФ гласит, что имуществом именуется недвижимые и движимые ценности, предметы, вещи, деньги, ценные бумаги, т. е. все, что можно передать как физическим, так и юридическим лицам.

Когда именно речь идет об обогащении?

В ныне действующих законах определены случаи, напрямую связанные с необоснованным обогащением. Гражданские права и обязанности у россиян возникают на основании некоторых причин. К ним относятся:

  • Заключение договоров, сделок;
  • Утверждение государственными региональными органами актов;
  • Решение судебных инстанций;
  • Приобретение имущественных ценностей согласно действующим законодательным нормам и положениям;
  • Создание музыкального произведения или другого предмета искусства, а также любой итог деятельности интеллектуальной направленности;
  • Нечаянное либо умышленное нанесение ущерба гражданам;
  • Незаконное получение выгоды за счет других лиц;
  • Наступление ситуаций, провоцирующих начало отношений.

В случаях необоснованного обогащения гражданское законодательство обязывает приобретателя возместить расходы на имущественные объекты, подлежащие возврату. Данные требования прописаны в статье 1108 российского Гражданского кодекса.

Положенную денежную сумму получает потерпевший. Ее размер зависит от стоимости хранения и содержания имущества с момента, подтверждающего факт совершенного. Однако данное право считается утраченным, если предметы спора приобретатель удерживал преднамеренно.

Прямая и главная обязанность лица, приобретшего имущество незаконным путем — это возврат полученного. Вернуть объект можно в полноценном виде либо возместить его, а также понесенный потерпевшим ущерб в денежном выражении. Данные способы, позволяющие взыскать незаконно полученную выгоду, названы в статьях 1105 и 1104 Гражданского кодекса Российской Федерации. Сумма наживы подлежит индексации, согласно действующему законодательству.

Случаи, когда приобретатель переуступил права требования третьим лицам или передал имущественные ценности иными аналогичными способами, закон также трактует как неосновательное обогащение, согласно нормам Гражданского кодекса. В такой ситуации пострадавшей стороне возвращается право на владение этим имуществом.

Чаще всего в судебной практике рассматриваются два вида споров:

  • Когда гражданами случайно перечислены финансовые средства лицам либо организациям, с которыми контракт не был подписан. К примеру, ошибочное введение одной цифры расчетного счета. В этом случае, если выгодоприобретатель не намерен возвращать приобретенные средства, судебный орган требует у него квитанций и чеков. Если в течение ближайшего времени на его счет финансы больше не перечислялись, потерпевший получает обратно всю полагающуюся ему сумму.
  • Когда россияне обращаются с исковым заявлением о возврате денег, переведенных на счет третьих лиц и компаний, просто без существования оформленного соглашения. Такая ситуация не в пользу подателя иска. Скорее всего, суд, откажет ему в возврате перечисленных денег, т. к. он, зная заранее о том, что никаких обязательств перед компанией не несет, все же осуществил перевод. Судебные инстанции подобные иски не удовлетворяют.

Случаи из судебной практики показывают, что трактовать положения российского законодательства можно по-всякому. К каждому конкретному делу нужен основательный подход. Также необходимы отличные знания в соответствующей юридической сфере.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий