Необоснованное обогащение гк рф ст 1109 судебная практика

В ст. 1109 ГК РФ определяется имущество, которое не подлежит истребованию обратно как неосновательное обогащение. Речь, в частности, идет о материальных предметах и денежных средствах. Рассмотрим далее норму 1109 ГК РФ подробно.

необоснованное обогащение гк рф ст 1109 судебная практика

Не признаются неосновательным обогащением:

  1. Материальные ценности, которые переданы для исполнения обязательства до истечения срока его погашения, если из сути правоотношений не вытекает иное.
  2. Зарплата, а также платежи, приравненные к ней, пособия, компенсация вреда здоровью/жизни, пенсии, стипендии, алименты, суммы, предоставленные физлицу в качестве средств существования. Указанные ценности не подлежат возврату при отсутствии счетной ошибки и недобросовестности со стороны гражданина, их получившего.
  3. Имущество, переданное в рамках исполнения обязательства по истечении исковой давности.
  4. Денежные суммы и прочие материальные ценности, предоставленные для погашения несуществующей задолженности. При этом приобретатель этого имущества должен доказать, что субъекту, который требует его возврата, было известно об отсутствии соответствующего обязательства, или он передал его в благотворительных целях.

необоснованное обогащение гк рф ст 1109 судебная практика

По установленным правилам имущество, которое передается другому субъекту, не подлежит истребованию обратно по исковому заявлению. Материальные ценности, предоставленные в качестве исполнения обязательства, до наступления определенного в соглашении срока их погашения не составляют необоснованного обогащения. В других случаях, установленных нормой 1109 ГК РФ, приобретение будет считаться необоснованным, однако в силу прямого указания имущество не может быть возвращено.

Имущество, которое предоставлено таким образом, не подлежит возврату. Это правило, установленное нормой 1109 ГК РФ, применяется вне зависимости от того, оговаривалось ли в соглашении между субъектами досрочное погашение. Если упоминания об этом в договоре нет, то исполнение обязательства следует признать ненадлежащим. Таким образом, возникает ответственность должника. Между тем норма 1109 ГК РФ рассматривает данный вопрос в иной плоскости. Поскольку исполнение было принято кредитором, нельзя говорить о необоснованности обогащения. В случае досрочного погашения денежной задолженности возврату не подлежит и основная сумма, и проценты по ней. Иначе будут нарушены интересы кредитора.

необоснованное обогащение гк рф ст 1109 судебная практика

Иначе решаются вопросы, касающиеся рассмотрения споров по условным обязательствам, что подтверждает судебная практика. По ст. 1109 ГК РФ, в удовлетворении заявленного требования может быть отказано в связи с непризнанием передачи имущества в качестве неосновательного обогащения. Что касается условных обязательств, то они предполагают наступление срока погашения при возникновении определенных обстоятельств. Соответственно, при отсутствии оговоренных сторонами условий нет и самой задолженности. Из этого следует, что материальные ценности, переданные кредитору, в таком случае могут быть возвращены по кондикционному иску.

Бывает также, что обязательство реально существует, однако нет определенности относительно предмета. Примером является альтернативная задолженность. В таком обязательстве кредитор обладает правом выбора варианта исполнения. Если должник не дождался момента реализации юридической возможности второй стороны и по ошибке передал ей какое-либо имущество, то получение последним материальных ценностей будет составлять неосновательное обогащение. Соответственно, предмет подлежит возврату.

По норме 1109 ГК РФ, если субъект передает имущество при таких условиях, действия кредитора по принятию материальных ценностей не будут признаваться как незаконные. Это обусловливается тем, что окончание периода исковой давности не может прекращать обязательство одной стороны и право другой. Факт истечения срока только лишает кредитора возможности истребовать исполнение в судебном порядке. Законодательно установлено, что имущество не может быть возвращено как неосновательное обогащение, даже если должник не знал о том, что срок давности истек.

Существует определенная категория сумм, которые не считаются неосновательным обогащением. Их перечень устанавливает рассматриваемая норма 1109 ГК РФ. Судебная практика исходит из того, что установленное правило о невозможности возврата зарплаты и платежей, которые к ней приравниваются, стипендий, пособий, пенсий, средств к существованию продиктовано стремлением обеспечить защиту интересов добросовестного получателя лишних денег. Не подозревая о том, что ему выплачены суммы, размер которых превышает положенный, он мог их потратить. Статья 1109 ГК РФ содержит важную оговорку. Возврату не подлежат те суммы, которые получены добросовестным субъектом. Кроме того, должна отсутствовать счетная ошибка. Чтобы превратить получателя в приобретателя, и денежные средства, которые ему были выплачены, в неосновательное обогащение, потерпевшая сторона должна доказать, что расчеты были произведены верно, а субъект, получивший средства, являлся недобросовестным.

Если потерпевшая сторона знала, что у нее нет никакой задолженности перед другим субъектом, однако, несмотря на это, передала ему материальные ценности, могут иметь место два варианта:

  1. Лицо действовало добровольно, вероятно, рассчитывая на неблаговидную либо незаконную услугу от получателя, которая не была ему оказана, или гражданин желал ввести в заблуждение приобретателя, сформировав искаженное у него представление по поводу имущественных отношений с иными людьми.
  2. Материальные ценности были переданы в благотворительных целях, но впоследствии потерпевшая сторона передумала и захотела вернуть их обратно.

В любом из приведенных случаев получение имущества не будет выступать как необоснованное обогащение и, соответственно, возврату не подлежит. При этом в первом варианте зачастую усматривается уголовное преступление. Во втором случае действуют положения ГК, касающиеся договора дарения. Они допускают возврат материальных ценностей, но только при выполнении определенных условий.

Положения комментируемой нормы не применяются к случаям истребования имущества по недействительной сделке. Если материальные ценности были предоставлены по ничтожному договору, в процессе заключения которого имели место нарушения законодательства, то они могут быть возвращены, даже если передающей стороне было известно об отсутствии обязательства. По разъяснению ВАС, в такой ситуации применяются специальные правила, регламентирующие последствия недействительности соглашений. Из этого можно заключить, что нельзя истребовать имущество, которое было передано по незаключенному договору. В данном случае передающая сторона не могла не знать об отсутствии обязательства. При этом не предусматривается никаких специальных правил, по которым можно было бы определить правовой режим материальных ценностей, переданных по несостоявшейся сделке.

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

1. Коммент. ст. предусматривает случаи, когда имущество, переданное другому лицу, не может быть истребовано обратно посредством притязания из неосновательного обогащения. Из числа предусмотренных ею случаев первый и второй случаи, вопреки неточному заголовку этой статьи, вообще не связаны с неосновательным обогащением, поскольку указанные в них предоставления основываются на causa solvendi. В третьем и четвертом случаях речь идет о неосновательном обогащении, возникшем через предоставление потерпевшего, которому, однако, закон отказывает в кондикции.

2. Не подлежит возврату имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если договором, из которого возникло обязательство, не предусмотрено иное (п. 1 коммент. ст.). Это предписание объясняется тем, что в предусмотренном им случае нет неосновательного обогащения: предоставление происходит с целью исполнения существующей обязанности к передаче имущества.

3. В силу п. 2 коммент. ст. не может быть истребовано имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении давностного срока. Установленные законом давностные сроки, как известно, распространяются только на притязания (см.: Крашенинников Е.А. Понятие и предмет исковой давности. Ярославль, 1997. С. 46 — 48). С истечением давности притязание не прекращается, но утрачивает способность подлежать принудительному осуществлению с помощью юрисдикционного органа (см.: Крашенинников Е.А. Давность притязаний // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2003. Вып. 10. С. 14). Поэтому должник по притязанию (например, притязанию на возмещение убытков), совершивший задолженное предоставление после истечения давностного срока, не вправе истребовать предоставленное обратно, хотя бы в момент предоставления он и не знал об истечении давности (ст. 206 ГК).

4. Не подлежат возврату заработная плата, пенсии, стипендии, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки (п. 3 коммент. ст.). Если лицо, предоставляющее гражданину деньги в качестве средств к существованию, знает, что оно не обязано к их предоставлению, то применению подлежит п. 4 коммент. ст.

5. Согласно п. 4 коммент. ст. не могут быть истребованы обратно денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что совершивший предоставление знал об отсутствии обязательства или предоставил имущество в целях благотворительности. Ratio legis этого предписания состоит в запрете противоречивого поведения («venire contra factum proprium»): тот, кто, несмотря на знание об отсутствии у него обязанности к предоставлению, совершает предоставление, вступает в недопустимое противоречие со своим предшествующим поведением, если он вслед за этим требует предоставленное обратно (см.: Larenz K. Op. cit. S. 491; Esser J., Weyers H.L. Schuldrecht: ein Lehrbuch. 8 Aufl. Heidelberg, 2000. Bd. 2. Teilbd. 2. S. 65).

26 января 1996 года N 15-ФЗ

——————————————————————

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ВТОРОЙ

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(в ред. Федеральных законов от 26.11.2001 N 147-ФЗ,

от 09.04.2009 N 56-ФЗ)

Судебная практика по ст. 1109 ГК РФ

Заявитель считает, что срок зачисления денежных средств на счет клиента установлен статьей 849 Гражданского кодекса РФ, согласно которой банк обязан зачислять поступившие на счет клиента денежные средства не позже дня, следующего за днем поступления в банк соответствующего платежного документа, если более короткий срок не предусмотрен договором банковского счета.

Согласно пункту 1 статьи 125 Гражданского кодекса от имени Российской Федерации права собственника осуществляют органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.

В силу пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Согласно статье 206 ГК РФ должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо не знало об истечении давности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 313 ГК РФ исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа не вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

Удовлетворяя исковые требования, суды руководствовались положениями статей 307, 420, 421, 432, 160, 161, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из доказанности факта возникновения на стороне ответчика неосновательного обогащения ввиду отсутствия договорных отношений между сторонами и непредставлением ответчиком доказательств встречного исполнения в адрес истца.

Отказывая в удовлетворении заявленного ОАО «Саратов-Лада» иска, суды руководствовались статьей 439 Гражданского кодекса Российской Федерации и исходили из установленных в ходе рассмотрения дела фактов заключения между истцом и ответчиком гражданско-правового договора.

Суды, удовлетворяя заявленные компанией требования, руководствовались статьями 210, 539, 544, 1102, 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из того, что наличие и объем потерь электроэнергии на участке сетей, принадлежащих обществу и не переданных специализированной (сетевой) организации в рамках предоставленных собственнику законодательством полномочий, подтверждены имеющимися в материалах дела доказательствами.

Довод заявителя о том, что ответчик самостоятельно заключил договоры на вывоз твердых бытовых отходов и в связи с этим понес расходы, оценен судами и отклонен с учетом положений статьи 249 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 651 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента такой регистрации.

В силу статьи 763 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядные строительные работы и проектные и изыскательские работы, предназначенные для удовлетворения государственных или муниципальных нужд, осуществляются на основе государственного или муниципального контракта на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд.

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Президент Российской Федерации

Б. Ельцин

Москва, Кремль

26 января 1996 г.

N 14-ФЗ

1. Комментируемая статья посвящена ограничениям кондикции и содержит перечень случаев, когда имущество не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения.

В соответствии с подп. 1 комментируемой статьи не подлежит возврату имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное. Правило это корреспондирует с нормой ст. 315 ГК РФ, согласно которой должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа, а в обязательствах, связанных с предпринимательской деятельностью, наоборот, досрочное исполнение по общему правилу не допускается.

В литературе высказано сомнение, затрагивает ли данное правило те случаи досрочного исполнения, когда таковое в соответствии со ст. 315 ГК РФ не допускается . Представляется правильной позиция, согласно которой подп. 1 комментируемой статьи применяется независимо от того, допускалось досрочное исполнение соответствующего обязательства или нет. Так, Д.Г. Лавров, обосновывая эту точку зрения, резонно указывает: «Коль скоро досрочное исполнение принято, говорить о неосновательности приобретения имущества кредитором не приходится» .

———————————

См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. Т. 3. С. 101.

См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 1019.

В связи с изложенным нельзя не отметить, что в ситуации, упомянутой в подп. 1 комментируемой статьи, в принципе отсутствует такой признак, как неосновательность обогащения.

2. Согласно подп. 2 комментируемой статьи не может быть потребовано обратно имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности. Данное правило повторяет норму, содержащуюся в ст. 206 ГК РФ и гласящую, что должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

Строго говоря, в данном случае также не возникает неосновательного обогащения, как не возникает оно и в случаях исполнения так называемых натуральных обязательств, с самого начала лишенных исковой силы, но тем не менее признаваемых правом. Так, исходя из ст. 1062 ГК РФ не подлежат судебной защите требования о взыскании сумм по играм или пари, однако если эти суммы все же были уплачены, то они не могут быть потребованы обратно, за исключением случаев, когда лица приняли участие в игре или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари.

3. В соответствии с подп. 3 комментируемой статьи не подлежат обратному истребованию заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Данная норма является традиционной для отечественного права. Пункты 3 и 4 ст. 474 ГК 1964 г. не позволяли истребовать обратно выплаченное излишне или по отпавшему впоследствии основанию авторское вознаграждение или вознаграждение за открытие, изобретение или рационализаторское предложение, если выплата произведена организацией добровольно, при отсутствии счетной ошибки с ее стороны и недобросовестности со стороны получателя; выплаченные излишние суммы в возмещение вреда в связи с повреждением здоровья или смертью, если выплата произведена при отсутствии недобросовестности со стороны получателя. Как писала Е.А. Флейшиц, в подобных случаях суммы, полученные трудящимся, обыкновенно расходуются им на удовлетворение его текущих потребностей. Возвращение этих сумм поставило бы его в трудное положение . Норма подп. 3 комментируемой статьи сформулирована в наиболее общем виде, охватывая вообще любые денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, что, конечно, гораздо удачнее с точки зрения юридической техники.

———————————

Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 225, 226.

4. Наконец, подп. 4 комментируемой статьи устанавливает, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. На этом правиле следует остановиться особо, поскольку оно вызвало в судебной практике огромное количество споров.

Истоки данной нормы коренятся в римском праве, где ошибка плательщика в существовании обязательства была непререкаемым условием удовлетворения иска о возврате недолжно уплаченного (condictio indebiti). Сохраняется этот подход и в большинстве современных правопорядков, как континентальных, так и англо-американских . Не стало исключением в этом отношении и отечественное законодательство, о чем свидетельствует норма подп. 4 комментируемой статьи.

———————————

Особенность англо-американского права состоит в том, что там для обоснования реституционного иска необходимо, чтобы ошибка носила фактический, а не правовой характер (mistake of law), тогда как в странах континентального права характер ошибки не имеет значения. В континентальном праве различаются подходы к распределению бремени доказывания. Так, во Франции и Швейцарии истец должен доказать, что он, производя платеж, заблуждался в существовании долга (ст. 1377 ГК Франции, ст. 63 Швейцарского обязательственного закона). Напротив, в Германии и Греции ответчик для защиты от кондикционного иска должен доказать, что истец в момент исполнения знал об отсутствии обязательства (§ 814 ГГУ, ст. 905 ГК Греции); такой же подход закреплен и в подп. 4 комментируемой статьи.

Проблема состоит в том, что требование наличия ошибки как условия возникновения кондикционного обязательства является адекватным только для ограниченной группы случаев неосновательного обогащения — уплаты недолжного (они и опосредовались в римском праве специальной condictio indebiti). Для иных случаев, таких как отпадение основания обогащения в связи с недостижимостью цели совершенного предоставления (condictio causa data causa non secuta) и исполнение по незаконному основанию (condictio ex iniusta causa), юридическая конструкция иска, обязательным условием удовлетворения которого является ошибка потерпевшего, совершенно не подходит.

Между тем законодательное придание обязательствам из неосновательного обогащения родового характера (ст. 1103 ГК) привело в судебной практике к тому, что норма подп. 4 комментируемой статьи очень часто стала использоваться лицами, получившими имущество по недействительной сделке или по незаключенному договору, для обоснования возражений против требований о возврате неосновательно приобретенного. Для разрешения этой проблемы потребовались разъяснения высшей судебной инстанции.

В отношении недействительных сделок Президиум ВАС РФ показал свою позицию в п. 11 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49 на следующем примере.

На основании договора купли-продажи покупатель перечислил сумму аванса продавцу. В последующем арбитражный суд по иску покупателя констатировал ничтожность договора. Покупатель также обратился с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании с продавца сумм аванса на основании ст. ст. 167 и 1102 ГК РФ. Продавец в отзыве на иск указывал, что о ничтожности сделки покупатель не мог не знать в момент ее совершения, поскольку при ее заключении были нарушены требования закона. Покупатель перечислял суммы аванса, зная об отсутствии обязательств, поскольку сделка, противоречащая требованиям закона, не порождает правовых последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью (п. 1 ст. 167, ст. 168 ГК). При таких условиях в соответствии с подп. 4 комментируемой статьи неосновательно полученное не может быть истребовано от приобретателя.

Президиум ВАС РФ поддержал позицию нижестоящего суда, удовлетворившего иск, указав при этом, что при применении последствий недействительности ничтожной сделки следует руководствоваться положениями п. 2 ст. 167 ГК РФ, которые не связывают обязанность стороны подобной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных подп. 4 комментируемой статьи. В силу ст. 1103 ГК РФ в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок.

Это разъяснение Президиума ВАС РФ представляется безупречным. Однако подобное обоснование исключения действия подп. 4 комментируемой статьи не действует в случаях неосновательного получения имущества по незаключенным договорам, последствия исполнения которых специальным образом законом не урегулированы и напрямую регламентируются нормами гл. 60 ГК РФ.

Так, по одному из дел общество с ограниченной ответственностью уплатило предпринимателю Я. сумму аванса по договору о выполнении работ по демонтажу, доставке и установке торгового оборудования. Однако в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что договор является незаключенным, поскольку подписан не предпринимателем Я., а другим лицом. Тем не менее предприниматель Я. отказывался возвратить полученную сумму аванса со ссылкой на подп. 4 комментируемой статьи .

———————————

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 февраля 2003 г. N А05-9485/02-463/6.

В другом случае истец вел с ответчиком переговоры о заключении договора поставки и передал ему в счет оплаты металлопродукции, предполагаемой к поставке, простой вексель. Однако в дальнейшем ответчик отказался от согласования ассортимента и заключения договора. На требование о возврате векселя как неосновательно полученного ответчик возражал, полагая, что в силу подп. 4 комментируемой статьи такое право у истца отсутствует, поскольку истец знал о том, что предоставляет вексель во исполнение несуществующего обязательства .

———————————

См.: п. 15 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о неосновательном обогащении // Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Комментарии. Обзоры. 2002. N 1. С. 73, 74.

Очевидно, что в приведенных случаях обогащение приобретателя является неосновательным в силу того, что оказалась недостижимой экономическая цель, преследуемая потерпевшим при совершении предоставления, а не из-за ошибочной передачи имущества. Не менее очевидно и то, что в подобных ситуациях оставление обогащения приобретателю было бы явной несправедливостью. Во избежание этого Президиуму ВАС РФ пришлось прибегнуть к ограничительному толкованию подп. 4 комментируемой статьи, что видно из следующего рассмотренного им дела.

Коммерческий банк (продавец) и акционерное общество (покупатель) заключили договор купли-продажи, в соответствии с которым продавец обязался передать покупателю имущество, а последний обязался его оплатить путем списания задолженности продавца, оформляемого заключаемым между ними соглашением о взаимозачете. Из соглашения о взаимозачете следует, что производится зачет взаимных требований: по договору купли-продажи должником на сумму 379287,08 рублей является акционерное общество, а по договору уступки требования, заключенному между третьим лицом и акционерным обществом, коммерческий банк обязан уплатить акционерному обществу 400 тыс. рублей. Постановлением арбитражного суда по другому делу договоры купли-продажи и уступки требования признаны незаключенными. Посчитав, что покупатель получил переданное ему по договору купли-продажи имущество без законных на то оснований, продавец предъявил ему иск о возврате этого имущества как неосновательного обогащения.

Отменяя решение суда первой инстанции, удовлетворившего требование истца, и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции сослался на подп. 4 ст. 1109 ГК РФ. Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, а решение суда первой инстанции оставил в силе. Президиум ВАС РФ, оставляя без изменения постановление суда кассационной инстанции, указал, что норма подп. 4 комментируемой статьи подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью . Аналогичная правовая позиция высказана в п. 5 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49.

———————————

Постановление Президиума ВАС РФ от 15 февраля 2002 г. N 2773/01.

Этому подходу четко следуют арбитражные суды. Точно такое же обоснование удовлетворения кондикционного иска о возврате переданного по незаключенному договору и неприменения подп. 4 комментируемой статьи было дано и в двух делах, приведенных выше. Таким образом, в современной российской судебной практике значение критерия ошибки как условия удовлетворения иска о возврате неосновательного обогащения существенно ослаблено. Действие ограничения кондикции, предусмотренного подп. 4 комментируемой статьи, сведено лишь к случаям дарения и благотворительности .

———————————

Следует отметить, что ослабление значения ошибки в кондикционных обязательствах наблюдается и за рубежом. Так, в новейшей голландской кодификации признак ошибки вообще исключен из числа условий иска об обратном истребовании недолжно произведенного платежа (ст. 203 кн. 6 ГК Нидерландов).

Л.З. КИРИЛЛОВА

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРИМЕНЕНИЯ СТАТЬИ 1109 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Завершающей статьей, регулирующей обязательства из неосновательного обогащения, является ст. 1109 ГК РФ. Она содержит исчерпывающий перечень случаев, когда имущество в силу прямого указания закона остается у лица, его получившего.

По мнению автора настоящего исследования, само название этой статьи сформулировано не совсем корректно. Ст. 1109 ГК РФ называется «Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату», следовательно, исходя из названия статьи можно сделать вывод, что неосновательное обогащение имеет место, но возврату оно не подлежит. Фактически в статье содержится перечень случаев, когда полученное приобретателем от другого лица имущество внешне могло бы быть расценено как неосновательное обогащение, на самом же деле таковым не является, за исключением п. 3 ст. 1109 ГК РФ. В связи с этим автор предлагает назвать заголовок данной статьи «Имущество, не подлежащее возврату».

Разберем более подробно каждый случай такого приобретения.

Согласно ст. 1109 гК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Для того чтобы понять смысл п. 1 ст. 1109 ГК РФ, необходимо обратиться к ст. 315 ГК РФ, регулирующей возможность досрочного исполнения обязательства должником. Согласно ст. 315 ГК РФ должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа. Таким образом, если законом, иными правовыми актами, условиями или существом обязательства не запрещено досрочное исполнение обязательства должником, то обязательство считается исполненным должником надлежащим образом и неосновательного обогащения со стороны кредитора не будет.

Иначе урегулирован вопрос досрочного исполнения при осуществлении сторонами предпринимательской деятельности. В этом случае досрочное исполнение обязательства допускается только тогда, когда возможность исполнить обязательство до срока предусмотрена законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства. Таким образом, досрочное исполнение в предпринимательских отношениях допускается только при наличии к тому должного раз-

решения. Но даже если такого разрешения не будет, а должник все же исполнит свое обязательство досрочно, кредитор примет исполнение, неосновательного обогащения все равно не будет, поскольку должник обязан передать имущество кредитору и в любом случае осуществит его передачу с наступлением момента исполнения. Поскольку одним из обязательных признаков неосновательного приобретения является одновременное уменьшение имущества на стороне потерпевшего, а такого уменьшения нет, отсутствует и неосновательное обогащение.

Не совсем понятной представляется воля законодателя, дополнившего рассматриваемый пункт статьи фразой «если обязательством не предусмотрено иное». Получается, что если в самом договоре указано, что досрочное исполнение запрещено или отсутствует норма о досрочном исполнении в предпринимательском договоре, а должник все равно исполняет обязательство досрочно, кредитор для уменьшения возможных расходов должника принимает исполнение, должник в последующем может заявить, что принятое кредитором имущество является неосновательным обогащением, возвратить его и взыскать кроме всего прочего еще с кредитора неполученные доходы? В данном случае должник будет находиться в более привилегированном положении, и это противоречит ст. 1 ГК РФ, провозглашающей, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений.

Также не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности. Данное правило повторяется в ст. 206 ГК РФ, согласно которой должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности. Таким образом если должник все же исполняет обязательство по истечении срока исковой давности сознательно или неосознанно, неосновательное обогащения кредитора не имеет места, поскольку истечение срока исковой давности не является одним из случаев прекращения обязательства (глава 26 ГК РФ). Обязательство между кредитором и должником даже по истечении исковой давности продолжает существовать, действия кредитора по принятию имущества от должника являются законными. Единственным отрицательным последствием для кредитора будет то, что если при его обращении в суд с иском о принудительном исполнении обязательства должником последний заявит об истечении срока давности, суд обязан будет принять решение об отказе в иске. Поскольку согласно ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Поскольку в данном случае происходит дублирование п. 2 ст. 1109 ГК РФ и ст. 206 ГК РФ, автор полагает возможным исключить п. 2 ст. 1109 ГК РФ.

Заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, не подлежат возврату потерпевшему при отсутствии недобросовестности со стороны приобретателя и счетной ошибки потерпевшего. Под счетной ошибкой здесь необходимо понимать арифметическую, т.е. ошибку, совершенную при сложении, умножении, делении или вычитании. Недобросовестность гражданина может выражаться в предоставлении им недостоверных сведений, подложных документов.

В данном случае действительно имеет место неосновательное обогащение гражданина, но законодатель специально сделал исключение из общего правила о недопустимости обогащаться за чужой счет.

Речь идет о любых суммах, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, поскольку перечень не является исчерпывающим. При этом добросовестность приобретателя и отсутствие счетной ошибки потерпевшего презюмируются.

Для возврата неосновательного обогащения потерпевшему необходимо доказать, что приобретатель действовал недобросовестно или произошла счетная ошибка самого потерпевшего.

И последний пункт рассматриваемой нами статьи гласит, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Для применения данной нормы необходимо, чтобы приобретатель доказал, что имущество было передано потерпевшим во исполнение заведомо несуществующего обязательства, или чтобы приобретатель доказал, что имущество было передано потерпевшим в целях благотворительности.

В данном случае также не будет неосновательного обогащения приобретателя, поскольку лицо сознательно одаряет приобретателя. Отношения сторон будут строиться или на основании норм УК РФ в случае наличия в действиях приобретателя состава преступления, или на основании норм о договоре дарения (глава 32 ГК РФ) .

В соответствии с п. 5 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 января 2000 г. № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» подпункт 4 статьи 1109 ГК РФ может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней. При этом бремя доказывания осведомленности потерпевшего ложится на приобретателя. Например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 февраля 2002 г. № 2773/01 указано, что полученное в качестве неосновательного обогащения имущество, не передававшееся с благотворительной целью либо в дар, подлежит возврату.

Общество с ограниченной ответственностью «Коммерческий банк «НЭПП-банк»» (далее — коммерческий банк) обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с иском к закрытому акционерному обществу «Станко-Зенит» (далее — акционерное общество) и третьему лицу — закрытому акционерному обществу «Производственное объединение «Сибирьэнергоуглеснаб»» (далее — объединение) о взыскании 379287 руб. 08 коп. неосновательного обогащения.

Как следует из материалов дела, коммерческий банк (продавец) и акционерное общество (покупатель) заключили договор от 10.06.98 № 88 купли-продажи, в соответствии с которым продавец обязался передать покупателю имущество на сумму 379287 руб. 08 коп., а последний обязался его оплатить путем списания задолженности продавца, оформляемого соглашением о взаимозачете.

Из соглашения от 10.06.98 о взаимозачете, заключенного между истцом и ответчиком, следует, что производится зачет взаимных требований: по договору от 10.06.98 купли-продажи должником на сумму 379287 руб. 08 коп. является акционерное общество, а по договору от 01.06.98 № 1/06/98 уступки требования, заключенному между объединением и акционерным обществом, коммерческий банк обязан уплатить акционерному обществу 400000 руб.

Постановлением Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.06.2000 по другому делу (№ А03-5606/99-25) Арбитражного суда Алтайского края договоры от 10.06.98 купли-продажи и от 01.06.98 уступки требования признаны незаключенными.

Посчитав, что ответчик получил переданное ему по договору купли-продажи имущество без законных на то оснований, истец предъявил настоящий иск.

Отказывая в иске, суд апелляционной инстанции сослался на п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому полученное в качестве неосновательного обогащения имущество не подлежит возврату в случае, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства.

Вместе с тем Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что названная норма Гражданского кодекса Российской Федерации подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение), либо с благотворительной целью. Поскольку истец не имел намерения передать имущество в дар и в силу п. 4 ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации дарение в отношениях между коммерческими организациями не допускается, оснований для применения этой нормы не имелось.

Аналогичная позиция также содержится в Постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 8 ноября 2001 г. № А28-1881/01-117/17 , Постановлении Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 10 марта 2005 г. № А58-4498/2003-Ф02-792/05-С2 , Постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17 февраля 2006 г. № А28-5872/2005-159/25 и т.д. Таким образом, обобщая судебно-арбитражную практику, можно прийти к выводу, что лицо, желающее предоставить имущество в целях благотворительности или во исполнение несуществующего обязательства, должно действовать добровольно и намеренно.

Нельзя не согласиться с В. С. Ем, по мнению которого, необходимо разграничивать правовую ошибку кредитора, т.е. его неправильную правовую оценку обстоятельств, от фактической ошибки, когда кредитор заблуждался, считая, что правовое основание передачи имущества существует (например, обязанное лицо по недосмотру произвело повторную оплату) . Наличие фактической ошибки в отличие от правовой допускает возврат предоставленного имущества.

Формулировка рассматриваемого пункта автору представляется не совсем корректной, поскольку исходя из его буквального толкования вытекает, что имущество предоставлено во исполнение несуществующего обязательства, и приобретатель доказал, что лицо предоставило его в целях благотворительности. В то же время мы знаем, что нормы договора дарения содержатся в разделе III ГК РФ «Общая часть обязательственного права», т.е. обязательство по дарению существует. Поэтому более точным и верным автору представляется следующая редакция данного пункта: «денежные суммы и иное имущество, предоставленные добровольно и намеренно в целях благотворительности или во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства».

На основании вышеизложенного автор предлагает изложить ст. 1109 ГК РФ следующим образом:

Существующая редакция ст. 1109 ГК РФ Предлагаемая автором редакция ст. 1109 ГК РФ

Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения: 1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное; 2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности; 3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки; 4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Статья 1109. Имущество, не подлежащее возврату Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения: 1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения; 2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности; 3) неосновательное обогащение в виде заработной платы и приравненных к ней платежей, пенсии, пособия, стипендии, возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью, алиментов и иных денежных сумм, предоставленных гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки; 4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные добровольно и намеренно в целях благотворительности или во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства; 5) имущество, переданное во исполнение несуществующего или недействительного обязательства, если обязательство после исполнения стало действительным.

Литература

1. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. М.: Юрайт-Издат, 2004.

2. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2000. № 3.

3. Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2002. № 5.

4. СПС Гарант.

5. Там же.

6. Там же.

7. Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. М.: Изд-во БЕК, 2003. Т. 2. Полутом 2.

КИРИЛЛОВА ЛЮДМИЛА ЗИНОВЬЕВНА родилась в 1979 г. Окончила Чувашский государственный университет. Аспирант юридического факультета Чувашского университета. Имеет около 10 публикаций, в том числе одно учебное пособие.______________

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий