Шиканы в гражданском праве

Действующее законодательство не допускает реализации субъективных прав с нарушением пределов добросовестности (ст. 10 ГК). Такая форма злоупотребления правом, как шикана, считается исторически самой первой. Именно с ее возникновения начал формироваться институт недопустимости ненадлежащего осуществления прав.

шиканы в гражданском праве

В современной теории и практике отсутствует единый подход к толкованию понятия «шикана». В гражданском праве выдвигаются разные предположения относительно природы ее возникновения и юридических последствий. Отсутствие единой концепции, безусловно, не способствует обеспечению стабильности правовой системы.

Оглавление [Показать]

Гражданское право Германии

Отечественная юридическая система заимствовала понятие «шикана» из немецкой науки XIX в. Сам же термин известен со времен древнеримского гражданского права. Шикана в доктрине Римской империи означала реализацию субъективного права исключительно с намерением причинить другому лицу вред.

Специфика злоупотребления, таким образом, состоит в том, что оно приводит к удовлетворению чувства мести, злорадства, злобы, ненависти. В качестве типичного примера можно привести случай строительства стены на границе участков, чтобы свет не попадал в окна или на насаждения соседа.

В настоящее время во многих странах в гражданском праве шикана закреплена на официальном уровне.

Злонамеренность

Это явление близко к шикане. В гражданском праве Англии и Америки это понятие означает действие/бездействие, в результате которых субъекту незаконно создаются помехи, неудобства, заботы, связанные с использованием недвижимости, посредством причинения материального вреда либо иным вмешательством в пользование угодьями, недвижимыми объектами, предпочтениями и иными аналогичными правами либо воздействием на удобства, комфорт, здоровье человека.

шиканы в гражданском праве

Примерами случаев злонамеренности являются излишний шум, препятствование пользованию сервитутами или угодьями, направление воды на соседний участок и пр.

Ключевые признаки

При реализации субъективных гражданских прав исследователи указывают на следующие характерные черты нарушений пределов добросовестности:

  • Шикана проявляется в форме действий. Бездействие нельзя рассматривать в качестве формы злоупотребления.
  • Наличие прямого умысла, направленного на причинение другому субъекту ущерба. Большинство юристов сходятся во мнении, что шикана невозможна при косвенном умысле или неосторожности.
  • Намерение причинить вред другому лицу является ключевым признаком злоупотребления при реализации субъективных гражданских прав.

Спорные моменты

По мнению ряда исследователей, еще одной отличительной чертой шиканы является наступление последствий в виде ущерба от действий субъекта. Однако некоторые юристы выступают против такого подхода. Авторы полагают, что действия нарушителя, хоть и направлены на причинение вреда, но могут и не вызвать ожидаемого ущерба.

Здесь следует обратиться к судебной практике. Так, при рассмотрении гражданского дела, связанного с открытием истцом счета в проблемной банковской организации для отчисления налоговых платежей. При этом прочие денежные операции совершались с другого счета в платежеспособном кредитном учреждении. Суды трактовали такие действия как злоупотребление правом. Инстанция исходила из того, что они способствовали неполучению обязательных платежей. Формально субъект исполнял налоговые обязательства, но бюджет в действительности не пополнялся суммами в связи с недобросовестностью проблемного банка.

шиканы в гражданском праве

Проблемы дифференциации

Приведенные выше позиции исследователей относительно определения признаков шиканы оставляют без надлежащего внимания вопрос, связанный с отграничением ее от иных форм злоупотребления. Дифференциацию целесообразно осуществлять на базе критериев единственности и исключительности намерений причинить ущерб другому субъекту и наличия в поведении нарушителя другой, правомерной цели, имеющей определяющий характер.

Этот подход становится особенно актуальным в условиях закрепления концепции шиканы на законодательном уровне. Она, в свою очередь, базируется на противопоставлении рассматриваемой формы другим способам злоупотребления и отражает характерную для современной мировой правовой системы тенденцию перехода от «чистой шиканы» к принципу «шикана отсутствует, когда законный интерес является определяющим».

Значение законодательного закрепления

Сформулированное в немецком праве в XIX в. положение о «чистой шикане» был ориентирован на максимально аккуратное отношение к процессу осуществления гражданских прав. Безусловно, выверенность и адекватность позиций законодателя существовавшим в то время реалиям юридической жизни заслуживает уважения.

Принимая во внимание особую роль института инициативной и самостоятельной реализации юридических возможностей в рамках свободного оборота, реально оценивая последствия воздействия на правоотношения государственного механизма, немецкие юристы смоделировали компромиссный принцип, безопасный для отдельных субъектов и полезный для общества в целом.

Эти выводы подтверждаются и комментариями разработчиков нормы. В них, в частности, указывается, что запрет налагается не на любое осуществление прав, а только на такое, которое наносит другим лицам вред. Без причинения ущерба при реализации отдельных юридических возможностей обойтись даже невозможно. Для констатации шиканы недостаточно, чтобы реализация прав была направлена на нанесение вреда. Необходимо, чтобы из обстоятельств дела следовало, что осуществление юридической возможности для лица, совершившего действие, не имеет и не может иметь никакой иной цели, кроме причинения ущерба.

Предпосылки к возникновению института

Поскольку общественные отношения существенно изменились, в середине ХХ столетия немецкие юристы попытались расширить содержание понятия «шикана». Предполагалось осуществить это смещением акцента субъекта права по определению единственности и исключительности намерений на доказывание умысла и оценку побудительных мотивов к совершению неправомерных действий.

В результате в каждом отдельном случае ненадлежащей реализации субъективного права суд должен был выяснить суть других целей, кроме нанесения ущерба конкретному субъекту. Соответствующее мнение излагалось в решении суда. Образцы постановлений свидетельствуют о том, что изначально сопутствующие мотивы исследовались исключительно с точки зрения соответствия их законодательству и представлениям о морали.

Развитие норм

Спустя время понятие «шикана» стало охватывать и случаи осуществления прав, в которых явными были иные законные эгоистичные цели. Для квалификации их в соответствующем качестве необходимо было обоснованно и мотивированно определить, какая именно цель была для субъекта основной, и указать вывод в решении суда. В образцах постановлений указывалось, к примеру, что определяющей целью было причинение вреда или ключевой задачей являлось извлечение выгоды. В первом случае поведение лица признавалось шиканой и лишалось всякой защиты.

Широкая трактовка понятия

Необходимость рассматривать шикану в более широком смысле обусловлена тем, что в большинстве случаев злоупотребление направлено не столько на причинение ущерба, сколько на удовлетворение корыстного или другого интереса. Все такие ситуации нельзя было ранее квалифицировать как шикану. Соответственно, они оставались за пределами правового поля.

Стоит сказать, что некоторые типичные проявления злоупотреблением правом в узком смысле не получили необходимой юридической регламентации. Это было связано со сложностями доказывания «исключительности» цели.

Приверженцы широкой трактовки понятия стремятся оправдать подходы, используемые в судебной практике и предполагающие признание в качестве злоупотребления только действий, охватываемых понятием шиканы. То есть речь идет о поведении, направленном на причинение другому лицу вреда.

Здесь следует обратить внимание на существующую в отечественной правоприменительной практике тенденции неверного толкования некоторыми судьями и юристами содержания 5 пункта постановления Пленума ВС и ВАС. В нем, в частности, сказано, что отказ в судебной защите права возможен, если материалы дела указывают на совершение субъектом действий, которые можно квалифицировать как злоупотребление правом, имеющие целью нанести ущерб иным лицам.

Модифицированные формы

Необходимо отметить, что при неоправданно расширительном толковании понятия возникают определенные модификации подхода. К примеру, по мнению Т. С. Яценко, в статье 10 ГК РФ предусматривается запрет на злоупотребление правом в любой форме. Т. е. речь идет не только о шикане как о способе причинения вреда в ходе реализации юридических возможностей, но и о других действиях, совершаемых без намерения нанести ущерб, но объективно его причиняющих. Если отграничить понятие шиканы исключительно действиями, направленными на ущемление чужих интересов, право пользования, к примеру, останется за рамками запрета, закрепленного 10 статьей ГК РФ.

При рассмотрении ст. 10 ГК РФ с комментариями ряда авторов можно отметить, что специалисты указывают на то, что положения нормы не дают оснований для формулирования вывода о том, что трактовка шиканы как действия, направленного на реализацию исключительного намерения причинить вред, означает необходимость расценивать иные формы злоупотребления как непреднамеренное (неосторожное) нанесение ущерба.

По мнению О. А. Поротиковой, напротив, следует констатировать, что буквальное толкование содержания 1 пункта 10 нормы ГК позволяет относить к «иным злоупотреблениям» и умышленные деяния с разными, не единичными намерениями, и небрежность при осуществлении прав.

Ограничение конкуренции

По мнению некоторых авторов, сфера применения понятия «шикана» ограничивается непредпринимательскими отношениями между субъектами. Для лиц, ведущих бизнес для систематического извлечения прибыли, все прочие намерения только сопутствуют ее достижению. В связи с этим даже радикальные злоупотребления правом, основанные на личной неприязни к партнерам или конкурентам, не могут осуществляться для причинения вреда. Следовательно, нельзя рассматривать как частный случай шиканы использование прав с целью злоупотребления доминирующей позицией. Соответственно, положения 10 нормы ГК не могут использоваться как средство ограничения конкуренции.

Данный подход о нераспространении злоупотребления правом на предпринимательские отношения по основаниям различия режима, установленного для предпринимателя и непредпринимателя, следует считать формальным. Его использование может привести к возникновению несправедливых ситуаций.

Во избежание таких случаев целесообразно квалифицировать действия не в качестве шиканы, а как иную форму злоупотребления посредством определения соразмерности законных и незаконных интересов в неблагоприятных последствиях, возникающих у иных лиц.

У этого термина существуют и другие значения, см.

Шикана

.

Шика́на — злоупотребление правом (лат. aemulatio), состоящее в использовании своего субъективного права, данного в силу закона или договора с целью причинить вред другому лицу либо иной целью (в иной форме). Иной формой может быть, например, преследование цели обогащения либо сбережения своих средств за счёт другого лица.

Употребляемость

Термин «запрет шиканы» (нем. Schikaneverbot, от фр. chicaner — мучить из-за раздутых мелочей) употребляется в праве Германии (§ 226 БГБ); российским законодательством он не предусмотрен, но используется в российской юридической литературе. Суть данной ситуации состоит в том, что осуществление такого права наносит вред другим лицам, а преследует ли данную цель обладатель права, второстепенно. Данная норма в российском законодательстве описана в ст. 10 Гражданского Кодекса РФ. Область её применения — исключительно судебная, поскольку указано прямо, что применить её (отказать в защите права, используемого в целях, описанных выше) может только суд.

Пример

К примеру, суд вправе отказать в расторжении договора, который был оплачен в рассрочку полностью, но с нарушениями, которые дают право его расторгнуть (скажем, несколько задержек относительно графика платежей) в случае, если цена по данным услугам или товарам за время его оплаты существенно повысилась и лицо, обязанное предоставить оплаченный товар либо услугу желает расторгнуть договор. В данном случае речь пойдет об иной форме злоупотребления правом — стремлении продать товар или услугу по действующим ценам, таким образом повысив свою прибыль путём перепродажи другому лицу.

См. также

  • Принцип правовой определённости

Примечания

Литература

  • Герасимова О. Л. Злоупотребление правом // Правосудие в Восточной Сибири. — 2003. — № 2-3 (10-11).
  • Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав

Ссылки

  • Злоупотребление правом
  • Шикана

Кодекс устанавливает границы (пределы) осуществления гражданских прав путем запрещения определенного поведения.

Так, исходя из действующих законодательства можно выделить частные и общие пределы осуществления субъективных гражданских прав.

1. Частные права характеризуются тем, что относятся к конкретным гражданским правам и предусмотрены в законом или в сделках. Они могут состоять в предусмотренном правовыми актами способе осуществления. Так, в п. 2 ст. 19ГК указано, что гражданин вправе переменить свое имя в порядке, установленном законом (см. Федеральный закон «Об актах гражданского состояния»).

Они также могут быть обозначены истечением срока. Так, например, срок действия полномочного представителя, основанного на доверенности, предусмотрен в ее тексте, но в целом не может превышать 3-х лет.

2. Общие пределы характеризуются тем, что относятся ко всем субъективным правам и предусмотрены в нормах, принципах (п. 2 ст. 1 ГК). В этой статье указывается, что гражданские права могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо в целях защиты нравственности, здоровья, прав, законных интересов других лиц, обеспечение обороны страны и безопасности государства.

Нарушение общих пределов субъективного гражданского права иногда называют злоупотреблением правами.

Иначе говоря, злоупотребление правами — самостоятельная, специфическая форма нарушения принципа осуществления гражданских прав в соответствии с их социальным назначением.

Конкретные формы злоупотреблением правом разнообразны, но их можно разделить на 2 вида:

1) злоупотребление правом совершенное в форме действия, осуществленного с намерением причинить вред другому лицу ( шикана );

2) злоупотребление правом, совершенное без намерения причинить вред, но объективно причиняющее вред другому лицу.

Определение шиканы, данное в п. 1 ст. 10 ГК позволяет говорить, что злоупотреблением правом в форме шиканы — это правонарушение, совершенное субъектом с прямым умыслом причинить вред другому лицу.

Особенность злоупотребления правом совершенным без намерения причинить вред, но объективно причинившего вред другому лицу, отличается тем, что оно совершается лицом не по прямому умыслу.

Субъективная сторона подобных злоупотреблений правом может выражаться в форме косвенного умысла или неосторожности.

Составы злоупотребления правом, совершенное без намерения причинить вред, но объективно причинившие, могут описываться в законе, тогда как состав шиканы не может быть конкретно описан в законе. Так, в законодательстве определяются конкретные составы злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением на рынке.

К злоупотреблениям хозяйствующим субъектом доминирующего положения на рынке относятся действия, которые имеют либо могут иметь своими результатами ограничение конкуренции и ущемление интересов других хозяйствующих субъектов, в т.ч. такие действия, как:

изъятие товаров из обращения с целью или результатом которого является создание или поддержание дефицита на рынке либо повышение цен;

навязывание контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора (необоснованные требования передачи финансовых средств, иного имущества, имущественных прав);

включение в договор дискриминирующих условий, который ставит контрагента в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами;

сокращение или прекращение производства товаров, на которые имеются спрос или заказы потребителей, при наличии безубыточной возможности их производства и пр.

За совершение действий, являющихся злоупотреблением правом, могут быть установлены конкретные санкции, как это, например, сделано в антимонопольном законодательстве за случаи злоупотребления доминирующим положением на рынке. Так ст. 22 — 26 Закона о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках предусматривают, что

Коммерческие и некоммерческие организации, граждане, федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов РФ, органы местного самоуправления, индивидуальные предприниматели, злоупотребляющие осуществлением права в форме ограничения конкуренции и использования доминирующего положения на рынке, обязаны в соответствии с предписаниями федерального антимонопольного органа прекратить нарушения, восстановить первоначальное положение, расторгнуть договор или внести в него изменения, заключить договор с другим хозяйствующим субъектом, отменить акт, не соответствующий законодательству, перечислить в федеральный бюджет прибыль, полученную в результате нарушения, осуществить реорганизацию в форме разделения или выделения с соблюдением установленных условий и сроков, выполнить иные действия, предусмотренные предписанием.

При отсутствии конкретных санкций за тот или иной вид злоупотребления правом применяется относительно определенная санкция в виде отказа в защите гражданских прав, предусмотренная п. 2 ст. 10 ГК. Она имеет конкретные формы проявления:

отказ в конкретном способе защиты;

лишение правомочий на результат, достигнутый путем недозволенного осуществления права;

лишение субъективного права в целом;

возложение обязанностей по возмещению убытков и т.д.

Иванова Анастасия Сергеевна,
ЧОУ ВПО «Омская юридическая академия», г. Омск

Гражданский кодекс РФ закрепляет за гражданами права и обязанности. Юридические и физические лица по своему усмотрению могут распоряжаться ими согласно п. 1 ст. 9 ГК РФ. Защита гражданских прав — одна из важнейших категорий в теории гражданского права. В общем виде право на защиту определяется как предоставленная управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. В связи с этим у законодателя возникла острая необходимость в защите надлежащих прав. Положения ст. 12 ГК РФ конкретно указывают на возможные способы защиты. В их числе: компенсация морального вреда, прекращение или изменение правоотношения, признание сделки недействительной, возмещение убытков и т.д.

Статья 10 ГК РФ четко регламентирует, что не допускается реализация гражданских прав с намерением причинить вред другому лицу, действия с противоправной целью в обход закона, а также иные случаи недобросовестного использования права или же его злоупотреблением. Пункт 1 ст. 10 ГК РФ прямо указывает на запрет шиканы, которая впервые была упомянута в римском классическом праве. Шикана — злоупотребление правом, с прямым умыслом нанести ущерб интересам третьих лиц .

Позднее шикана нашла отражение и в российском законодательстве: «Каждый обязан вознаградить за вред и убытки, причиненные кому-либо его деянием или упущением, хотя бы сие деяние или упущение и не составляли ни преступления, ни проступка…» (ст.684 Гражданского Уложения России).

В качестве основного квалифицирующего признака шиканы принято выделять заведомое наличие умысла в причинении вреда. Позиция российского законодателя в отношении формулировки и трактования шиканы отличается от зарубежного. В ст.10 ГК РФ введено сочетание  «с намерением причинить вред» т.е делается акцент именно на «намерение». Гражданское уложение Германии говорит о «недопущении осуществлении права исключительно с целью причинить вред другому лицу». Данная норма указывает на исключительность цели, но в то же время в ней отсутствует привязка именно к намерению причинения вреда. Подобной точки зрения придерживаются и французские правоведы в ст.1382 Гражданского кодекса Франции.

Российская юридическая наука исторически связывала шикану именно с намерением причинить вред. И.А.Покровский занимался исследованием права еще в дореволюционной России и отмечал, что намерение, причиняющее зло, является непременным и единственным надежным критерием шиканы, где намерение отсутствует, естественно отпадает и основание для ответственности.

Сегодня многие авторы имеют расхожее мнение на признаки шиканы. Одни ученые заявляют, что 10 статья ГК РФ направлена прежде всего на предотвращение совершения какого-либо  правонарушения, другие же утверждают, что наличие вреда – это обязательный признак шиканы.

Поэтому в статье речь идет не о намерении возможного причинения вреда, а о уже конкретном совершенном деянии, которое причинило вред. Подобная позиция идет наперекор санкции, содержащейся в п. 2 ст. 10 ГК РФ «в случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает лицу в защите принадлежащего ему права полностью или частично, а также применяет иные меры, предусмотренные законом отказ лицу в защите принадлежавшего ему права». По объективным причинам и руководствуясь лишь  формулировкой нынешних норм гражданского законодательства можно с уверенностью утверждать: наличие причиненного вреда никак не может являться квалифицирующим признаком шиканы, а в статье 10 ГК РФ  речь идет только о самом намерении причинить вред.

Таким образом, гражданское законодательство РФ закрепляет главным отличительным  признаком шиканы именно наличие исключительной цели в причинении вреда. Лицо, совершающее шикану, имеет свою цель, которая носит очевидно  противоправный характер – причинить вред другому лицу. Потому что право предоставляется субъектам гражданского права для удовлетворения собственных и только законных интересов, а никак не для умышленного причинения вреда другим. Если же лицо изначально преследует цель причинение вреда, то правильнее полагать, что речь уже будет идти о правонарушении, которое имеет  большую общественную опасность, требующее иной регламентации, а не рассмотрения его как одной из возможных форм злоупотребления правом.

В случаях, когда речь идет об осуществлении собственного законного интереса, но этот интерес крайне незначителен, достигаемая выгода будет  минимальна и несоразмерна негативным последствиям, которые при этом могут возникнуть у иных лиц, но при этом отсутствует главная цель — причинить вред третьим лицам. В этом случае речь идет о злоупотреблении правом, а не о правонарушении. Следует полагать, что случаи, когда лицо сознательно стремится причинить вред другим можно охарактеризовать как шикана, т.е только при наличии прямого умысла на причинение вреда. В других же случаях  можно говорить о злоупотреблении правами.

Приобретение или же, в некоторых случаях, наоборот, неприобретение управомоченным лицом личных неимущественных или же имущественных благ, может выступать в качестве дополнительного квалифицирующего признака шиканы.

На сегодняшний день в современной юридической науке сложилось три основные точки зрения на понимание правовой природы шиканы, которые диаметрально противопоставимы друг другу:

  1. Шикана – это одна из форм злоупотребления правом, поэтому она является особым типом правонарушений;
  2. Основание шиканы – субъективное право, следовательно, о правонарушении не может идти и речи;
  3. Подведение шикану под злоупотреблением правом ошибочно.

При более детальном и глубоком изучении проблемы шиканы, полагаю, что шикану нельзя в полной мере отнести к форме злоупотребления правом, поскольку  действия, совершаемые с целью причинить вред другим лицам, в большей степени, относятся к правонарушениям. Шикана и простое злоупотребление правом отличаются по содержанию, по цели, а также основанием  возникновения.

Следует отметить, что в теории права вообще неоднократно высказывалось даже отрицательное отношение к вопросу о возможности закрепления ответственности за осуществления права  в целях причинения вреда. Одним из сторонников подобной точки зрения придерживался В.Доманжо : «…если преобладающим мотивом действий управомоченного нередко является намерение причинить вред третьему лицу, то раскрыть это намерение и доказать, что никаких других побуждений в осуществлении права не было, представляется для пострадавшего почти совершенно невозможным, поэтому нецелесообразно создавать в законодательстве запрещение злоупотреблений правомочиями, которое несомненно послужит основанием для целой серии заведомо безрезультатных исков и даст весьма удобную почву для всевозможных кляуз».

Подобную позицию опровергает  существующая судебная практика. Например, решением Арбитражного суда Московской области от 28 ноября 2001 г по делу № А41-К2-15795/01,  акционеру было отказано в удовлетворении требований о ликвидации акционерного общества, которое истец основывал на п. 5, 6 ст. 35 Закона «Об акционерных обществах» «. Отказ в иске был мотивирован квалификацией действий акционера в качестве злоупотребления правом. Суд первой инстанции посчитал, что истец злоупотребляет правом мониторинга акционера обратиться в арбитражный суд с требованием о ликвидации общества, так как истец приобрел 26 акций ответчика, что составляет лишь  0,01% уставного капитала общества, 26 сентября 2001 г, получил выписку из реестра и сразу обратился в суд 28 сентября 2001 г. с иском. Оставляя данное решение без изменения, Федеральный Арбитражный суд Московского округа указал, что судом первой инстанции сделаны обоснованные выводы о злоупотреблении акционером права с учетом срока пребывания его в акционерах, размера его доли в уставном капитале и соотношения его прав как миноритарного акционера с действиями, подпадающими под признаки ст. 10 ГК РФ.

Подводя итоги всего выше названного, еще раз хотелось бы отметить, что проблемы злоупотреблением правом в том числе и понятие шиканы имеют очень большое не только теоретическое, но и огромное прикладное значение в российской системе права, поскольку судебная практика достаточно обширна делами подобного случая. Исходя из анализа судебной практики очевидно, что на сегодняшний день само доказательство намерения причинить вред вполне реально, важно лишь при этом дать ему соответствующую квалификацию. Теоретики-правоведы ведут дискуссии по поводу истиной квалификации шиканы и ее правовой сущности. Множество вопросов остаются открытыми и по сей день. При этом, важно, чтобы защита гражданских всегда оставалась важнейшей целью гражданского права.

Список литературы:

  1. М.: Инфра-М. А. Я. Сухарев, 2003
  2. Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. 2-е изд., стереотип. М.: Статут, 2001
  3. Радченко С.Д. Злоупотребление правом в гражданском праве России. М.: Волтере Клувер, 2010. С. 151-152;
  4. Пашин В.М. Институт злоупотребления субъективными правами de lege ferenda // Актуальные проблемы гражданского права: сборник / Под ред. О.Ю. Шилохвоста М., 2003. С. 65.
  5. Доманжо В. Ответственность за вред, причиненный путем злоупотребления правом. Казань, 1913. С 7-8.

Средняя:

Ваша оценка: Пусто Средняя: 4 (5 votes)

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий