Возмещение упущенной выгоды судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

«Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер», – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»; далее – Постановление № 7). В качестве примера «других доказательств» возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.
 

Рассмотрим разницу в подходах судей к вопросу об упущенной выгоде на примере нескольких судебных споров.

О том, при наличии каких оснований возмещение убытков может быть возложено на должника, узнайте из материала «Убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения обязательства» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

В первом случае общество и компания заключили соглашение сроком на пять лет. По условиям этого соглашения компания была обязана по заявке общества поставлять ему фармпродукт, а общество, в свою очередь, должно было хранить его, продвигать и продавать на территории России, в том числе участвуя в аукционах на право заключения государственных контрактов на поставку фармацевтического продукта. В течение нескольких лет стороны исполняли взятые на себя обязательства. Через три года после заключения соглашения общество направило компании заявку на поставку товара для участия в предстоящем аукционе. Однако компания свое обязательство по соглашению не исполнила и на запрос не ответила. В итоге заявку на участие в аукционе пришлось отозвать, и его победителем стала дочерняя фирма компании. Это стало основанием для обращения общества в ФАС России, которая, подтвердив факт нарушения, выдала компании предписание (п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»). После этого общество обратилось в суд с иском о взыскании упущенной выгоды, то есть тех денег, которые оно могло бы получить при заключении госконтракта, если бы компания не нарушила обязательство по предоставлению фармпродукта.

Во втором случае кинокомпания заключила с департаментом СМИ и рекламы соглашение. Согласно ему департамент обязывался предоставить компании право на использование телефильмов, созданных в рамках городских целевых программ. По согласованным телефильмам стороны добросовестно исполняли свои обязательства. Однако позже выяснилось, что в нарушение указанных условий соглашения департамент не передал кинокомпании права на 15 новых телефильмов. Это стало основанием для обращения истца в суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды в виде неполученных доходов от реализации исключительных прав на использование указанных телефильмов.

Таким образом, в обоих спорах речь шла о рамочных договорах (соглашениях о сотрудничестве), а также о нарушении ответчиками своих обязательств по этим соглашениям. Но несмотря на определенное сходство рассматриваемых ситуаций, вердикты ВС РФ оказались диаметрально противоположными.

По первому спору ВС РФ полностью удовлетворил заявленные обществом требования (Определение ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533). Размер убытков истец обосновал тем, что если бы его право не было нарушено, он в соответствии с ранее заключенными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного с «дочкой» ответчика госконтракта. Суд счел эту сумму обоснованной.

А вот по второму спору Суд посчитал, что данного оценщиком заключения, основанного на информации о доходах истца от использования других телефильмов, недостаточно для того, чтобы достоверно определить размер упущенной выгоды. ВС РФ отметил, что отчет эксперта не содержит указаний на документы, подтверждающие создание истцом реальных условий для получения доходов в заявленном размере (Определение ВС РФ от 24 февраля 2016 г. по делу № 305-ЭС15-9673). Более того, в данном определении Суда есть фраза о том, что представленное истцом соглашение о передаче ему ответчиком прав на 15 телефильмов путем заключения в будущем лицензионного договора не является документом, подтверждающим «неизбежность получения обществом дохода и совершение им необходимых приготовлений». И в этом прослеживается некоторая несогласованность с позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении № 7, где речь шла не о неизбежности, а именно о возможности извлечения упущенной выгоды.

Тем не менее, пожалуй, единственным существенным отличием между этими делами является наличие грубого нарушения антимонопольного закона со стороны ответчика в первом случае. Однако старший юрист ООО «Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Дмитрий Смольников склонен считать, что именно это во многом и определило исход дела в пользу истца.

Подобное расхождение в подходах наблюдается и в актах судов нижестоящих инстанций. Например, по делу о досрочном расторжении договора в связи с нарушением сроков выполнения работ суд иск удовлетворил. Истец заключил с ответчиком договор, согласно которому последний обязался произвести работы по изготовлению и установке рекламных конструкций. В срок работа выполнена не была, поэтому заказчик досрочно расторгнул договор и обратился сначала с претензией к исполнителю, а затем и в суд с требованием взыскать с него неотработанный аванс, штраф за просрочку исполнения обязательства, а также возместить понесенные убытки. Действуя добросовестно, истец систематически производил плату администрации округа за размещение рекламных конструкций на территории округа. Поэтому размер упущенной выгоды истец рассчитал исходя из оплаты права на размещение конструкций и стоимости ежеквартального платежа по каждой из них. Суд отметил, что истец, являющийся коммерческой организацией, рассчитывал путем размещения рекламных конструкций привлечь потенциальных клиентов с целью получения прибыли и, следовательно, покрыть понесенные расходы. А поскольку ответчик свои обязательства нарушил, эта цель достигнута не была. В связи с этим суд признал наличие причинно-следственной связи между неисполнением ответчиком своих обязательств по договору и наличием у истца убытков и взыскал требуемую истцом сумму в полном объеме (решение Арбитражного суда Московской области от 27 июля 2016 г. по делу № А41-57142/15).

А вот истцу, который не смог осуществлять свою деятельность в связи с тем, что ему неправомерно было отказано в аккредитации на проведение техосмотра автомобилей, во взыскании упущенной выгоды было отказано. В данном случае суд подобной причинно-следственной связи не усмотрел. Более того, в решении было отмечено, что представленный истцом расчет возможного дохода за девять месяцев от размера полученного дохода за тот же период в 2013 году не является допустимым реальным доказательством возникновения заявленных убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2016 г. по делу № А40-171174/2015).

Интересный спор, касающийся причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков, привел в одном из своих обзоров ВС РФ.

Права истца были нарушены распространением о нем недостоверной информации. Однако пострадала не только его деловая репутация. Впоследствии у него стали падать продажи. Обратившись в суд с требованием взыскать с ответчика упущенную выгоду, истец ссылался на падение финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса. Доказывая размер упущенной выгоды, истец провел экспертную оценку, и оценщики подтвердили, что в период, когда со стороны ответчика было допущено нарушение, финансовые показатели истца начали падать. Причем падение это было не характерно для рынка – у конкурентов подобный спад не наблюдался. Суд счел эти доводы обоснованными и удовлетворил иск в полном объеме (п. 19 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.).

Приведенная судебная практика, с одной стороны, действительно демонстрирует различия в подходах судов к разрешению подобного рода споров. Но с другой стороны, ориентируясь на такие примеры, потенциальные истцы могут сформировать тактику своего поведения в суде. Ведь чем более четко доказано наличие причинно-следственной связи между нарушением ответчиком своего обязательства и возникшими у истца убытками и чем более обстоятельно составлен расчет суммы упущенной выгоды, тем больше у истца шансов на удовлетворение требований. «В судебной практике никто не снимает с потерпевшей стороны, которая требует взыскания упущенной выгоды, обязанности доказать тот факт, что она приняла все необходимые меры для получения упущенной выгоды», – добавляет Ильяс Янбаев.
 

Несмотря на внесенные в ГК РФ изменения и разъяснения ВС РФ, истцы по прежнему редко обращаются к взысканию упущенной выгоды и убытков в целом. «Когда вносились изменения в норму о взыскании убытков, разработчики указывали на то, что основная задача, на решение которой направлены эти изменения, – сделать так, чтобы меньше взыскивали неустойку и больше взыскивали именно убытки. Неустойку взыскать проще, но это совершенно сводит на нет такой универсальный способ защиты как взыскание убытков», – отмечает Дмитрий Смольников. Напомним, по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. При этом законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда взыскивается только неустойка, когда взыскиваются и неустойка и убытки и когда кредитор сам выбирает, взыскивать ему неустойку или убытки (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Выбирая между ними, стороны договора предпочитают именно неустойку – ее фиксированный размер, который легко подтвердить в суде, делает этот инструмент более востребованным.

Так, по словам Смольникова, в 2015 году из более чем 1,5 млн рассмотренных арбитражными судами споров только 30 тыс. касались взыскания убытков, тогда как исков о взыскании неустойки было 139 тыс.

Вместе с тем, если сравнить эти показатели с данными за 2014 год, то эксперты отмечают позитивный рост – в позапрошлом году количество исков о взыскании убытков составляло 24,5 тыс.

Таким образом, изменения в законодательстве создали хороший задел для развития института упущенной выгоды. Некоторая положительная динамика заметна уже сейчас, а устранение существующих противоречий в судебных актах, по мнению специалистов, лишь вопрос времени и развития правоприменительной практики.  

Для того чтобы понимать каким образом можно взыскивать упущенную выгоду на практике, необходимо иметь определенный багаж знаний. Необходимо не только знать и понимать, что собой представляет упущенная выгода, а также знать особенности доказывания, как и при помощи, какой формулы ее можно рассчитать.

Помимо этих необходимых знаний потребуется анализ судебной практики для того чтобы получить наиболее успешный результат от взыскания.

Согласно общему правилу, убытки могут выражаться в нескольких видах:

  • Выражение в виде реального ущерба, а именно расходов, которые лицо, чьи права были нарушены, произвело или должно было бы в дальнейшем произвести, либо утраты или же повреждения его имущества;
  • Выражение в виде упущенной выгоды, а именно в виде неполученных доходов, которые могли бы быть получены лицом, если бы его права не были бы нарушены.

Доказать сумму реально фактического ущерба не так уж и тяжело, а вот определить размер упущенной выгоды не так-то просто. На практике очень часто возникают проблемы и трудности.

Все же благодаря внесению поправок в законодательство, процедура возмещения убытков значительно упрощена. Теперь в законе точно прописано то, что суд не вправе отказывать в иске, в котором излагается требование возместить убытки только лишь на том основании, что размер убытков не был фактически установлен с разумной достоверностью.

Ранее такая норма в кодексе отсутствовала. Эти изменения направлены, прежде всего, на то, чтобы упростить процедуры взыскания упущенной выгоды.

Если начать рассматривать особенности взыскания, то целесообразнее оттолкнуться от того, что нам разъясняет ФАС. Согласно федеральному закону «О защите конкуренции», истцы, выступающие в суде по таким делам, должны полноценно доказать факты, подтверждающие нарушение в сфере антимонопольного законодательства.

Помимо этого, истец обязан доказать в суде наличие убытков, а также указать причинно-следственную связь. Иск может быть отклонен в случае недоказанности одного из предъявленных доказательств.

ФАС, в том числе замечает, что в рамках судебного процесса при расчете убытков не придерживаются каких-то экономических стандартов и способов высчитывания.

Для того чтобы все это было не голословно, ФАС ссылается на судебную практику, которую внес арбитражный суд Московского округа, а также ссылается на практику арбитражного суда города Москвы по разбирательствам, связанным с взысканием упущенной выгоды.

Арбитражным судом Московского округа убытки были установлены как разница между суммой, которая рассчитывается экспертами и пени, которые взыскиваются с ответчика ввиду ненадлежащего исполнения договора в рамках иного спора.

Однако Арбитражный суд столицы установил, что убытки представляют собой разницу между ценой поставки товара фактической и ценой, которая возможна к установлению за такой же объем поставленного товара при соблюдении норм законодательства.

Что же получилось в результате? По результатам рассмотрения документа ФАС вывел ряд пунктов, которые заключаются в эффективности применения ответственности в сфере защиты конкуренции. По мнению экспертов, к примеру, для обеспечения этой цели заявители, обращаясь в суд по делу о нарушении антимонопольного закона должны довольно-таки неплохо уметь находить, и умело предоставлять доказательства.

Ведь доказательства — это то, что необходимо при рассмотрении такого рода дел.  Именно такой подход, как считает ФАС, позволит повысить статистику положительного восстановления нарушенных прав по делам, связанным с нарушением антимонопольного законодательства.

Судебная практика — очень полезная информация, как для истца, так и для ответчика. Ведь рассмотрев судебную практику, можно проанализировать шансы, которые позволят выиграть дело и взыскать упущенную выгоду.

Если внимательно проанализировать материалы, где описывается взыскание упущенной выгоды судебная практика, то можно сделать вывод, что у судей сформировано отрицательное отношение к тому, чтобы удовлетворить иск подобного рода.

К большому сожалению, решение судьи уже никто не вправе изменить. Причина вполне ясна и понятна. Судьи прежде всего переживают за то, что благодаря принятому решению, потерпевшая сторона имеет возможность неосновательно обогатиться.

Требования к доказательственной базе довольно-таки суровы и жестоки. Порой такие условия выполнить не получается даже у самых опытных людей в сфере юриспруденции.

Также судебная практика дает понять, что суды очень часто требуют доказать настоящий ущерб. Поэтому иски о взыскании упущенной выгоды редко подлежат удовлетворению.

Например, судебная практика удовлетворила претензию, в которой излагается желание взыскать с поставщика Н. в пользу покупателя Д. прибыли, которая не была получена за оборудование. Что же было предоставлено в качестве доказательств?

Истец предоставил судье контракты, заключенные с другими структурами и организациями на поставку данного оборудования. Упущенная выгода была высчитана специалистом.

Этим вопросом задаются все участники в суде. Ведь доказательства — это то, без чего выигрыш дела невозможен. Причем требования к доказательной базе у судий повышенные и не всем под силу. Поэтому нужно научиться доказывать.

Доказывание состоит из двух принципов:

  1. Принцип собирания доказательственной базы. То есть вы должны найти в определенной ситуации то, что действительно может стать обоснованным доказательством.
  2. Принцип предоставления доказательств. То есть помимо того, что вы должны собрать разумные доказательства, вы еще и должны их умело предоставить в суде, чтобы судья оценил и принял в расчет.

Что же должно быть для того чтобы доказательства были приняты судом?

  1. Между сторонами должны присутствовать договорные обязательства;
  2. Должен присутствовать факт, подтверждающий нарушение обязательства непосредственно ответчиком (нарушение может проявляться в неисполнении или же ненадлежащем исполнение);
  3. Наличие факта надлежащего исполнения обязательств или же конкретного обязательства самим должником;

Подтвердить заключение договора между сторонами может документ, как правило предоставляемый в виде подлинника договора.

Однако бывает так, что договор заключается посредством обмена письмами, факсами, телеграммами и иными способами. Что же делать в таком случае? В данной ситуации необходимо представить фактический документ.

В качестве доказательств также могут быть предоставлены:

  • товарно-транспортные документы (какие-либо документы, подтверждающие факт оплаты — накладные, квитанции и т.д.);
  • акты приема-передачи товаров, работ или же каких-то услуг;
  • документация финансового характера (чеки, платежки, справки о наличии денежных средств на счетах и т.п.) и т.д.;
  • необходимость наличия реальной возможности получить выгоду истцом;
  • необходимость наличия у истца возможности использовать денежные средства, имущество какого-либо вида, которые получены по договору;
  • наличие причинной связи между фактом нарушения обязательства ответчика и упущенной выгодой со стороны истца.

Для того чтобы знать все тонкости взыскания упущенной выгоды, необходимо также разбираться в том как происходит расчет.

Давайте разберем поэтапно формулу, по которой без труда можно произвести расчет упущенной выгоды.

  1. Упущенная выгода «УВ».
  2. Издержки от реализации «ИР»
  3. Доход от реализации «ДРНП»
  4. Налоговые издержки «НИ»

Механизм расчета состоит из нескольких основ:

  1. себестоимости от реализации
  2. доход от реализации
  3. налоговые издержки

Теперь можно вывести формулу, по которой осуществляется расчет.

УВ (упущенная выгода)= доход от реализации (ДРНП) вычитается издержка себестоимости, а затем вычитается налоговая издержка.

Такой объем высчитывается в зависимости от того какая ситуация. Могут быть несколько вариантов:

  • Необходимо разделить количества недопоставленной продукции на расходную норму и на единицу какого-то изделия (или же услуги, работы) в случае, если был факт недопоставки.
  • Необходим умножить дневную производительность станка за простой, участка или цеха, если таковой имеется на продолжительность времени в которое был простой в днях или же часах.

Любому факту нарушения должен быть достойный аргумент. Доказывать также требуется  причинно-следственную связь, которая проявляется в промежутке ненадлежащего исполнения обязательства согласно договору и убытками, которые возникли.

Также не стоит забывать о том, что существует еще один важный нюанс — определение упущенной выгоды. В судебной практике имеется немало случаев, где требования заявителя о возмещении убытка было отказано. Суть заключается в том, что непосредственно сам кредитор должен принимать меры и делать все для получения прибыли.

Это значит, что заявитель, обратившийся в суд, должен доказать, что кроме всех остальных фактов, он должен получить доход. Причиной потери стали именно нарушения обязательств ответчика — аргумент, который необходим для доказательственной базы в суде.

Исковое заявление может быть отклонено, если данная норма игнорируется и не указывается в качестве доказательства.

Суд имеет возможность, и право уменьшить объем ответственности должника при некоторых обстоятельствах. Давайте рассмотрим на примере.

Если товар не был допоставлен в соответствии с тем договором купли-продажи, который был заключен, то производящая приобретения должна заняться шагами по приобретению аналогичной продукции в организации где-то на стороне.

Также необходимо отметить, что продавец в случае отказа покупателя в принятии товара, должен будет требовать его перепродажи.

Проведя анализ, можно сделать вывод о том, что взыскание упущенной выгоды не такой уж и простой процесс. Для того чтобы действительно взыскать и выиграть суд, необходимо знать не только базу с теорией, а также и некоторые нюансы, на которые в суде обращается особое внимание.

Арбитраж выдвигает довольно-таки жестокие требования. Поэтому необходимо грамотно подойти к изучению этого вопроса и подготовить все необходимые документы, а также доказательственную базу. Ведь именно эта база является основой в суде.

Юридическая помощь по взысканию убытков

подготовка исков, представительство в суде

(351) 233-50-35

Цены на услуги ЗДЕСЬ

Новые разъяснения ВС РФ о взыскании упущенной выгоды.

24 марта 2016 года Пленум Верховного Суда выпустил новые разъяснения по вопросам о применении законодательства об обязательствах (Постановление Пленума ВС РФ от 24.03.2016 №7).

Напомню, что в последние годы полным ходом движется реформа гражданского законодательства. Федеральным законом от 08.03.2015 №42-ФЗ были внесены очередные масштабные изменения в ГК РФ, вступившие в силу 01.06.2015г. Теперь, почти год спустя, ВС РФ решил разъяснить новые положения.

Постановление Пленума содержит множество важных толкований, так же, как и сам закон содержит множество важных новшеств, однако, наиболее интересными мне показались позиции Верховного Суда по вопросам взыскания упущенной выгоды.

Судебная практика свидетельствует о том, что взыскать упущенную выгоду крайне сложно. Суды мотивировали свои отказы как отсутствием доказанной причинно-следственной связи между нарушением права и убытками, так и отсутствием возможности достоверно определить размер упущенной выгоды.

И действительно, всегда очень трудно доказать, что при отсутствии нарушения права истец гарантированно получил бы определенный доход, ведь всегда возможно наступление и иных обстоятельств, препятствующих получению прибыли. Таким образом, норма о взыскании упущенной выгоды оставалась фактически «мертворожденной».

В новом Постановлении ВС РФ попытался устранить данную проблему правоприменительной практики, указав следующее:

1. « … в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения.

Например, если заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров, то расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено.

Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором» (п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24.04.2016 №7).

Таким образом, Верховный Суд предлагает обосновывать размер упущенной выгоды не только объемом уже заключенных контрактов, которые с высокой вероятностью могли принести доход при отсутствии нарушения права, но и просто обычным размером выгоды, извлекаемой кредитором в процессе хозяйственной деятельности, которая по вине должника была нарушена. Полагаю, что появление такой позиции в документах, выпущенных Верховным Судом, может серьезно изменить практику по названной проблеме.

2. Верховный Суд напомнил судам о положениях п.5 ст. 393 ГК РФ, внесенных тем же законом от 08.03.2015 №42-ФЗ, в соответствии с которыми размер убытков в целях их взыскания должен определяться не с точностью до копейки, а с разумной степенью достоверности. Указанная норма является крайне важной в тех случаях, когда сложно точно рассчитать размер убытков, в частности, для рассмотрения исков о взыскании упущенной выгоды.

Более того, даже невозможность определить размер убытков с разумной степенью достоверности не должна становиться препятствием ко взысканию убытков. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (п. 5 ст. 393 ГК РФ, п. 4 Постановления Пленума). Однако, как именно и на основании каких документов суд должен определять размер убытков, «исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности» по-прежнему не понятно. Полагаю, что данная норма, будучи принципиально новой для нашей правоприменительной практики, требует не пустого ее повторения в Постановлении Пленума, а детального разъяснения на примерах конкретных ситуаций.

3. Крайне важным можно назвать разъяснения по вопросу об установлении причинно-следственной связи между причинением вреда и возникшими убытками. Суд указал, что:

«Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков» (п. 5 Постановления Пленума).

Таким образом, Верховный Суд отсек разнообразные доводы умозрительного характера о том, что, якобы, возникновение убытков могло быть следствием и иных причин.

В дополнение хочется отметить, что все разъяснения о взыскании упущенной выгоды, данные в названном Постановлении Пленума, относятся, прежде всего, к убыткам, вызванным ненадлежащим исполнением обязательства (ст. 393 ГК РФ). Однако, можно предположить, что рассмотренные позиции ВС РФ будут применяться и к иным случаям взыскания убытков.

Материал подготовила Татьяна Скворцова.

Запишитесь на юридическую консультацию по взысканию упущенной выгоды

(351) 233-50-35

Цены на консультации ЗДЕСЬ

Взыскание упущенной выгоды по ГК РФ (статьи 15, 393) на практике является процессом достаточно сложным. Проблемы главным образом связаны с отсутствием общей формулы расчета. Далее рассмотрим, что считается упущенной выгодой, какие условия для ее возмещения устанавливает законодательство. возмещение упущенной выгоды судебная практика

Оно раскрывается в 15 ст. ГК РФ. Упущенной выгодой, согласно п. 2 нормы, признается неполученная прибыль, которая могла быть получена субъектом в обычных условиях оборота, если бы его интересы и права не были бы ущемлены и нарушены.

15 норма Кодекса закрепляет право лица требовать полной компенсации убытков, причиненных противоправным поведением другого субъекта. Возмещение в полном размере означает, что кредитор будет поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было погашено в срок и надлежащим образом. Это правило устанавливает статья 393 ГК РФ.

Упущенная выгода рассчитывается с учетом цен, действовавших на момент добровольного погашения обязательства в месте, где оно должно было исполняться. В случае уклонения от такого исполнения принимаются в расчет цены, которые существовали на день подачи иска.

При определении величины упущенной выгоды оценивается достаточность мер, предпринятых кредитором для извлечения прибыли (уменьшения затрат), а также сделанные для этого приготовления. возмещение упущенной выгоды судебная практика

Оно раскрывается в 15 ст. ГК РФ. Упущенной выгодой, согласно п. 2 нормы, признается неполученная прибыль, которая могла быть получена субъектом в обычных условиях оборота, если бы его интересы и права не были бы ущемлены и нарушены.

15 норма Кодекса закрепляет право лица требовать полной компенсации убытков, причиненных противоправным поведением другого субъекта. Возмещение в полном размере означает, что кредитор будет поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было погашено в срок и надлежащим образом. Это правило устанавливает статья 393 ГК РФ.

Упущенная выгода рассчитывается с учетом цен, действовавших на момент добровольного погашения обязательства в месте, где оно должно было исполняться. В случае уклонения от такого исполнения принимаются в расчет цены, которые существовали на день подачи иска.

При определении величины упущенной выгоды оценивается достаточность мер, предпринятых кредитором для извлечения прибыли (уменьшения затрат), а также сделанные для этого приготовления. возмещение упущенной выгоды судебная практика

Современное законодательство достаточно четко обеспечивает охрану интересов собственности, вне зависимости от ее владельца. А им может быть как гражданин, так и организация или государство в целом.

В качестве одного из эффективных инструментов защиты прав собственника выступает возможность потребовать с должника возмещения потерь, причиненных кредитору вследствие нарушения его прав.

Убытки формируются не только из реального вреда, но и упущенной выгоды. Реальным ущербом являются физические потери имущества, денег и пр. Согласно 15 статье ГК РФ, упущенная выгода – это неполученная либо недополученная прибыль.

Другими словами, реальный ущерб предполагает ухудшение имущественного или финансового положения. Наличие упущенной выгоды говорит о том, что ожидаемого улучшения положения лица не произошло.

К примеру, исполнитель нарушил условия договора о ремонте транспортного средства и не передал автомобиль владельцу вовремя. Собственник, в свою очередь, определенное время не могу оказывать услуги по пассажирским перевозкам и, следовательно, не поучил ожидаемого от этой деятельности дохода. Эти потери и являются упущенной выгодой.

Как установлено 15 ст. ГК, упущенную выгоду составляют неполученные доходы. Все прочие потери отнесены законодателем к реальному ущербу.

Следует, однако, отметить, что для удовлетворения требования о компенсации потерь заявителю придется доказывать не только непосредственно неполучение прибыли, но и некоторые другие обстоятельства.

Так, обязательными условиями для возмещения упущенной выгоды выступают:

  • Наличие факта нарушения прав.
  • Связь между последствиями и неправомерными действиями должника. То есть, неисполнение последним условий договора должно привести к потерям.

Как правило, речь о невыполнении каких-либо обязательств. Между тем наличие договорных правоотношений нельзя считать непременным условием. Обязательство по компенсации установленной в указанных выше статьях ГК РФ упущенной выгоды может вытекать из причинения вреда здоровью/жизни.

К примеру, лицо не могло получить доход вследствие нанесения ему телесных повреждений. Соответственно, указанные потери (неполученная прибыль) будет упущенной выгодой.

Чтобы требования о компенсации потерь были удовлетворены, истцу придется доказать, что получение дохода было реальным. Это означает, что в иных обстоятельствах при отсутствии нарушений со стороны должника прибыль действительно была бы получена.

В рамках доказывания заявитель должен будет аргументировать возможность ведения предпринимательской либо, к примеру, производственной деятельности в заявленном объеме. Другими словами, ему придется отчитаться о мерах, предпринятых им для извлечения прибыли, а также о приготовлениях, проведенных им для этого.

Ее установление осуществляется по двум критериям:

  • Право было нарушено до возникновения упущенной выгоды.
  • Неисполнение должником условий сделки привело к возникновению отрицательных для кредитора последствий.

Анализируя положения 393 и 15 статей ГК об упущенной выгоде, можно заключить, что у кредитора есть, по сути, один вариант доказать суду, что им были предприняты меры по уменьшению убытков. Эти меры должны быть реальными и разумными. Проще говоря, кредитор берет на себя исполнение обязательств, не выполненных должником. Он может возложить их на третьих лиц при необходимости. Расходы, произведенные им в связи с этим, он возлагает, естественно, на должника.

К примеру, лицо самостоятельно осуществляет ремонт машины, который должен был провести должник, однако этого не сделал. Компенсировать затраты на материал и иные расходы обязан должник.

Бывает, однако, и так, что предпринять надлежащие меры кредитор не может. В таком случае он должен доказать невозможность совершения соответствующих действий.

К сожалению, она не установлена ни одной статьей ГК. Об упущенной выгоде подробно сказано только в ст. 15. Во всех остальных положениях о ней есть лишь упоминания. Общие правила взыскания предусмотрены 393 нормой Кодекса. Основываясь на определении и порядке, закрепленных указанными статьями ГК, упущенную выгоду можно рассчитать по следующей формуле:

УВ = ДР – ИР – НИ, в которой:

  • доход от продажи невыпущенной продукции;
  • издержки реализации – ИР;
  • налоговые издержки – НР.

Как следует из приведенных выше статей ГК, упущенную выгоду следует определять с учетом расходов, которые кредитор должен был понести, если бы условия сделки не были нарушены, и, соответственно, обязательства должником были бы выполнены.

Указанная формула может применяться, к примеру, в случае возникновения потерь вследствие непоставки расходных материалов. Основываясь на положениях 393 и 15 статей ГК, упущенную выгоду следует рассчитывать исходя из стоимости готового изделия, за вычетом расходов на сырье, его доставку, выпуск продукции, выплаты налогов и прочих издержек.

Как отмечалось в начале статьи, отсутствие общей формулы или правил расчета, охватывающих наиболее распространенные случаи взыскания упущенной выгоды, создает различные проблемы при разбирательстве споров. В этой связи, судебная практика по таким делам весьма противоречива.

Инстанции не выработали единого подхода к рассмотрению споров о взыскании упущенной выгоды. Суда по-разному трактуют понятия «разумные меры по снижению потерь» и «разумные затраты». В результате выносятся различные, зачастую противоречивые решения.

Между тем прослеживается общая тенденция: исковые заявления о взыскании упущенной прибыли удовлетворяются на практике крайне редко. Зачастую заявленные требования существенно уменьшаются.

Стоит, однако, отметить, что во многих случаях сложности связаны не столько с пробелами в нормах или расплывчатостью условий доказывания факта возникновения упущенной выгоды, сколько в пассивности самих заинтересованных лиц. В силу недостаточной юридической осведомленности кредиторы сами не предпринимают никаких мер для отстаивания своей позиции.

Как показывает практика, не многие истцы могут предоставить суду экономическое обоснование предполагаемого дохода и недополученной прибыли.

Перед заявлением требований о компенсации убытков, в частности, выражающихся в неполученных доходах, первым нормативным актом, подлежащим внимательному изучению, является ГК. Необходимо знать нюансы, связанные с процессом возмещения, специфику потерь, подлежащих взысканию.

Для большей убедительности необходимо рассчитать ожидаемую прибыль в обычных условиях и это обоснование предоставить вместе с прочими доказательствами суду.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий